ИНО СОУ ОГПУ

Название:

ИНО СОУ ОГПУ

Официальное название:

Иностранный отдел Секретно-оперативного управления Объединенного государственного политического управления

Статус:

упразднен

Дата создания:

2 ноября 1923 года

Дата упразднения:

После создания СССР ГПУ было преобразовано в Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при Совете Народных Комиссаров СССР. Иностранный отдел — внешняя разведка — вошел в состав созданного в ОГПУ Секретно-оперативного управления и стал называться ИНО СОУ ОГПУ.

Руководство

Трилиссер Меер Абрамович Трилиссер

ИНО СОУ ОГПУ был расширен и укреплен кадрами, штат в Центре достиг 70 человек. В те годы это считалось большим аппаратом.

Задачи ИНО:

— выявление на территории иностранных государств контрреволюционных организаций, которые ведут подрывную деятельность против СССР;
— установление за рубежом правительственных и частных организаций, занимающихся военным, политическим и экономическим шпионажем;
— освещение политической линии каждого государства и его правительства по основным вопросам международной политики, выявление их намерений в отношении России, получение сведений об их экономическом положении;
— добывание документальных материалов по всем направлениям работы, в том числе таких материалов, которые могли бы быть использованы для компрометации как лидеров контрреволюционных групп, так и целых организаций;
— контрразведывательное обеспечение советских учреждений и граждан за границей.
Разведка ИНО получала сведения не только об агрессивных планах и намерениях иностранных государств по отношению к Советской России, но и выявляла силы, которые выступали за установление с ней нормальных политических и экономических отношений. СССР старался выйти из создавшейся вокруг нее международной изоляции. Другими словами, ИНО решалась двуединая задача: получение проверенной и правдивой информации об антисоветских планах основных капиталистических стран и оказание силами и средствами разведки помощи в прорыве изоляции Советской России, в развитии выгодных для страны политических и торговых отношений с внешним миром.
Огромное значение руководство страны придавало экономической разведке. Это подтверждает, в частности, записка, которая была направлена в 1922 году начальнику ИНО Трилиссеру председателем ГПУ Дзержинским. В ней подчеркивается, что материалы о действиях «промышленной, финансовой, торговой эмигрировавшей буржуазии имеют крайне важное значение для руководителей нашей хозяйственной жизни».
Дзержинский предложил ИНО увеличить добычу информации по экономической проблематике и совместно с Куйбышевым, который возглавлял в те годы Рабоче-Крестьянскую Инспекцию, выработать порядок ознакомления с ней руководителей ведомств и правительства.
Формируя свою служебную «команду», Трилиссер обращал боль­шое внимание на оперативную подготовку кадров, знание иностран­ных языков, умение работать с агентурой и приспосабливаться к бы­стро меняющимся условиям.
Он привлек к работе в ИНО некото­рых старых соратников по подпольной борьбе в Сибири и Приморье. Его заместителем стал С.Г. Вележев — бывший начальник разведывательного управления комвойск в Сибири; ответственными работниками отдела — Я. Мин­скер, А. Нейман, А. Мюллер, которые в свое время осуществляли разведыва­тельные операции в Маньчжурии.
Существенное значение в истории становления советской внешней разведки имело решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 г.
Работа разведки была подвергнута тщательному анализу. В принятом развернутом решении впервые на высоком политическом и государственном уровне были определены самые первостепенные районы разведывательной работы, задачи и направления ее деятельности.
Исходя из необходимости сосредоточения всех разведывательных сил и средств на важнейших направлениях, ИНО ОГПУ было предложено сконцентрировать свои усилия на развертывании разведывательной работы прежде всего против Англии, Франции, Германии, Польши, Румынии, Японии и лимитрофов — Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии.
В числе задач, поставленных тогда перед внешней разведкой, были и принципиально новые:
— выявление интервенционистских планов, разрабатывавшихся руководящими кругами Англии, Германии, Франции, Польши, Румынии, Японии, и выяснение сроков осуществления этих планов;
— выявление планов руководящих кругов перечисленных стран по финансово-экономической блокаде СССР;
— добывание документов о секретных военно-политических соглашениях и договорах между указанными странами;
— добывание для промышленности СССР сведений об изобретениях, конструкторских и производственных чертежей и схем, технических новинок, которые не могут быть получены обычным путем.

О методах и размахе деятельности ИНО в 1920-х — начале 1930-х го­дов подтверждает его участие в разложении «Российского обще­ воинского союза» (РОВС) — самой активной и враждебной органи­зации белоэмигрантов, которая была создана из офицеров разгромленной вран­гелевской армии.
Во главе РОВС стояли великий князь Николай Николаевич, адмирал Врангель и генерал Кутепов. Последний с само­го начала стал фактическим руководителем организации, а с 1929 года, после смерти Романова и Врангеля, — единоличным руководителем, по сути дела, всего белогвардейского движения за рубежом.
Основным оружием РОВС в борьбе против со­ветского государства были террор и диверсии. Во всех филиалах союза (в Париже, Праге, Софии, Варшаве и др.) проходили обучение офицерские террористические группы для заброски в Советский Союз. Эта работа проводилась в тесном контакте со специальными службами Франции, Польши, Румынии, Финляндии,
Первым ударом по РОВС была операция «Трест», разработанная и осуществленная при непосредственном участии Дзержинского и завершенная под руководством его преемника на посту председателя ОГПУ Менжинского. Параллельно с операцией «Трест» против РОВСа и его филиалов в Болгарии и Румынии про­водился ряд других аналогичных операций:
— с 1924 по 1929 год — опе­рация «д-7» с участием легендированной «Военной организации» бывших офицеров-монархистов в Ленинграде,
— с 1924 по 1932 год — операция «С-4» с участием легендированной «Внутренней русской национальной организации» (ВРИО),
— с 1929 по 1932 год — операция «Заморское» с участием легендированной антисоветской органи­зации «Северо-Кавказская военная организация» (СКВО),
— с 1929 по 1934 год — операция «Академия».
Во всех перечисленных операциях активно действовала агентура ИНО. Более того, Иностранный отдел своими силами выполнил одну из самых сложных задач — негласно похитил главу РОВС Кутепова.

Структура ИНО СОУ ОГПУ

Для решения задач, которые стояли перед ИНО, было создано шесть географических секторов, занимавшихся агентурной работой за границей. Позднее они стали называться отделениями, и число их увеличивалось по мере роста количества резидентур, расширения географических рамок работы и появления новых направлений деятельности разведки.
Имея в своем распоряжении скромные агентурные и валютные возможности, ИНО напряженно и плодотворно работал. В Лондон, Париж, Берлин, Вену и другие столицы европейских стран были направлены резиденты. В Токио, Пеки­не, Сеуле, Харбине начали активно действовать нелегальные опера­тивные подразделения. Скоро появились первые реальные результаты: резидент в Сеуле И.А. Чичаев доложил в Центр о получении секретного япон­ского меморандума Танаки с планами начать агрессивную войну против СССР, Китая и ряда стран Юго-Восточной Азии; из Вены от резидента были получены сведения о вербовке ценного агента; из Берлина поступила информация о готовящемся покушении бело­ гвардейцев-эмигрантов на жизнь советских дипломатов.
К 1930 году общий штат ИНО возрос до 122 человек, из них 62 — сотрудники резидентур за рубежом.

Техническое направление

26 октября 1925 года от Ф.Э. Дзержинского, который в то время был Председателем ВСНХ, в ИНО ОГПУ поступает предложение:
«Я думаю, нам нужно при ИНО создать орган информации о достижениях заграничной техники».
Дата этой записки считается началом станов­ления технической разведки как одного из направлений деятельно­сти внешней разведки СССР.
Перед руководством советской внешней разведки встал вопрос об организации раз­ведывательной деятельности за рубежом по технической линии или, как ее еще называли, линии Х. В частности, в эти годы речь шла о сочетании работы с легальной и нелегальной позиций. Первоначально со­здавались отдельные нелегальные агентурные группы, которые с прибытием разведчиков-нелегалов сводились в резидентуры. Такие группы различной численности существовали в 1927-1930 годах в США, Великобритании, Германии. Наряду с получением политиче­ской информации, они добывали сведения военно-технического ха­рактера.
В начале 1930-х годов директивными органами страны принимает­ся решение о переходе к военно-технической разведке (ХУ). Основаниями для этого были возникновение военной опасности со стороны фашистской Германии и откровенно враждебное отношение к СССР Японии.
Центр информировал резидентуры о «реорганизации систе­мы работы по технической разведке, именуемой в дальнейшем ХУ, которой сейчас придается весьма серьезное значение, и она … организационно выделяется в самостоятельную область работы».

Источники информации:

1. Примаков «История российской внешней разведки в 6-ти томах» том 2




Статьи: