«Лига Волльвебера»

1 апреля 1929 года начальником 1-го отделения ИНО ОГПУ (нелегальная разведка) и одновременно руководителем Особой группы был назначен Яков Исаакович Серебрянский. Эта Особая группа  (СГОН) в чекистском обиходе неофициально именовалась «группой Яши». Всего Серебрянским было создано 20 специальных разведывательных резидентур, которые привлекли к сотрудничеству с советской разведкой «на особый период» около 200 агентов-боевиков. Агенты «Группы Яши» действовали в Германии, Франции, Палестине, США, Скандинавии, на Балканах. 
Одним из агентов группы Серебрянского был немецкий антифашист Эрнст Фридрих Волльвебер — кодовое имя «Антон». 

Волльвебер Эрнст Волльвебер  Эрнст (Ernst Wollweber; 29 октября 1898 года,Ганновер — 3 мая 1967 года, Берлин) – немецкий антифашист,

Во время  Первой мировой войны служил в Кайзеровских ВМС.
Ноябрь 1918 года — принимает активное участие в Кильском восстании на флоте, первым поднял красный флаг на линкоре «Гельголанд».
1919 год — вступил в Коммунистическую партию Германии.
С 1921 — член ЦК КПГ.
1922 год — занял пост председателя Интернационала портов и доков — важной структуры Коминтерна.
В 1924 году был арестован, в 1926 освобождён.
Один из руководящих деятелей Третьего интернационала Дмитрий Мануильский, занимавшийся вербовкой агентов в разных странах, в очередной свой приезд в Германию убедил Эрнста отправиться для обучения в Советскую Россию. Здесь Волльвебер провел два года. Он осваивал основы проведения специальных операций в качестве командира диверсионной группы в случае войны между Советским Союзом и капиталистическими государствами. В конце двадцатых годов Волльвебер вернулся в Германию.
1928 год — избран депутатом прусского ландтага.
1932 год — избран депутатом рейхстага.
1933 год — после прихода к власти нацистов бежал в Копенгаген. Возглавил законспирированную организацию, известную как «союз моряков», «союз Волльвебера», «лига Волльвебера», которая занималась сбором разведывательной информации и саботажем против германских кораблей в районе Балтийского моря.
После подрыва корабля в стокгольмском порту в 1941 году арестован в Швеции и осужден на три года.
В 1944 году был выслан в СССР.
1945 год — вернулся в Германию и вступил в СЕПГ.
С 1950 года – заместитель министра транспорта ГДР.
1953 – 1957 годы — возглавил Министерство государственной безопасности ГДР.
1958 год —  обвинен в антипартийной деятельности и выведен из ЦК.
В последующие девять лет, вплоть до кончины 3 мая 1967 года, он уединенно жил в Берлине. Смерть Э. Волльвебера была отмечена в ГДР лишь краткой заметкой, в то время как в Западной Германии это событие комментировалось достаточно широко.

Деятельности «Лиги Волльвебера» приписывают случившийся в мае 1932 года пожар, который уничтожил новый французский роскошный лайнер «Джордж Филлипар» в Аденском заливе. Один из членов организации Волльвебера находился в Марселе как раз накануне отплытия лайнера в его первое плавание, думали что он набит якобы оружием для японских армий в Маньчжурии. На борту находился индокитайский диверсант из ранней группы Волльвебера, и, вероятно, именно он несет ответственность за небольшие пожары, случавшиеся как во время путешествия, так и во время стоянки лайнера в Шанхае. Причина окончательного пожара, однако, остается тайной — агент Волльвебера погиб в огне.  
Другие пожары, случившиеся в начале 1930-х годов, тоже якобы были делом рук диверсантов Волльвебера — что, однако, ничем не доказано.
В конце 1933 года, когда в Роттердаме был арестован один из агентов Волльвебера, пытавшийся доставить груз взрывчатки на борт судна, западные спецслужбы вышли на  след его организации. Также деятельность «Лиги Волльвебера» не остается без внимания и организованной в 1933 году нацистской политической полиции — гестапо, о чем можно судить по сохранившемуся докладу об оперативном положении за февраль-март 1934 года, подготовленному в Центральном бюро политической полиции в Мюнхене, которое тогда независимо от прусской политической полиции руководило борьбой против антифашистов. Агенты гестапо по указанию Гейдриха попытались выкрасть Волльвебера из Дании и доставить в Германию, однако эта акция провалилась.
Тем не менее, оставаться в Копенгагене далее было опасно, и Коминтерн вызвал Волльвебера в Москву. Он стал работать среди находившихся в СССР иностранных моряков, в частности в Международном клубе моряков в Ленинграде. Тем не менее вскоре, в 1936 году, Волльвебер снова по инициативе Коминтерна оказывается на Западе. Опыт и большие связи в Дании, где у него в Копенгагене имелась «крыша» — небольшая коммерческая фирма, определили выбор Серебрянского: он поручил Эрнсту работу по Германии с территории скандинавских стран. Волльвебер получил приказ, прикрываясь фасадом Международного клуба моряков, объединить небольшие группы моряков действовавших под крышей Международного союза моряков, в единую крупную организацию.  Эта мощная организация, отделения которой находились в 22 государствах и в 15 английских и французских колониях, субсидировалась Коминтерном. Международные клубы моряков обеспечивали вербовку будущих агентов.  Кроме того, все они служили своего рода почтовыми ящиками, куда советские агенты «сбрасывали» информацию для последующей передачи в Москву.
Организация Волльвебера должна была действовать против Германии и Японии, заключивших 25 ноября 1936 года «Антикоминтерновский пакт», а также их союзников.
Прибыв в Норвегию в 1936 году, Эрнст вместе со своей женой поселились в Осло. Там же была размещена и штаб-квартира создаваемой организации по саботажу.
Первоначально цели организации были связаны с ходом гражданской войной в Испании, однако потом они расширились и имели своей целью подрыв экономики фашистских государств, путем ударов по морским перевозкам.
В ноябре 1936 года  в Осло Волльвебер связался с норвежским моряком Мартином Расмуссеном Хельменом (Martin Rasmussen Hjelmen), которого знал по его профсоюзной деятельности в предыдущие годы. Хельмен был председателем клуба моряков, работал на стройке и  взял на себя задачу по созданию сетей в Норвегии. Он стал первым руководителем норвежской ветви организации и отвечал за «Североатлантический район» (Норвегия, Швеция).
За довольно короткий срок Хельмен создал 3 группы в Норвегии —  в Осло, Бергене и Нарвике, и 4 в Швеции — в Гетеборге, Стокгольме, Кируне и Лулео. Функционирование этих групп являлось важнейшей задачей для всей организации, так как именно через них шли взрывчатка и готовые бомбы.
Через порт Нарвик для немецкой промышленности шла шведская руда из рудников в Кируне и Gällivare, само собой разумеется, что там тоже была создана одна из групп. Ее возглавил норвежский моряк  Барли Петтерсен (Barly Pettersen, псевдоним Франц), много лет входящий в руководство группы норвежской федераций работников транспорта. К работе его привлекли  в апреле 1933 года когда Хельмен  и руководитель немецкого морского клуба в Гамбурге Ричард Кребс (Richard Krebs) были в Нарвике.
В 1936 году  Хельмен поручил Петтерсену проработать варианты срыва поставок руды. Одним из самых больших преград на пути осуществления саботажа было отсутствие необходимой взрывчатки. Она была в районах добычи руды, поэтому было принято решение организовывать группы  в Кируне.  
В марте 1937 года сеть отдельных диверсионных групп «Лиги Волльвебера» была готова к действию.  Всего норвежско-шведское отделение организации в конце 1937 — начале 1938 года раздобыло для нужд организации 150 килограммов динамита. 
Главные опорные пункты организации Волльвебера находились в портах Гамбург и Бремен (Германия), Данциг, Роттердам и Амстердам (Голландия), Антверпен (Бельгия), Копенгаген (Дания), Осло (Норвегия), Ревель (Эстония) и Рига (Латвия). Для каждой страны Волльвебер лично определил руководителя группы:
— Голландия — Йозеф Схаап (Josef Schaap), который одновременно являлся и его заместителем,
— Норвегия и Швеция — 32-летний Мартин Расмуссен Хельмен (Martin Rasmussen Hjelmen),
— Дания — член Исполнительного комитета коммунистической партии Дании и генеральный секретарь Интернационала пролетарских моряков и портовых рабочих,  кочегар Рихард Енсен (Richard Jensen).
При всем том, Волльвебер лично руководил проведением главных операций, совершая многочисленные поездки, в том числе и Германию, что было, конечно же, весьма опасно. 
В Гамбурге Волльвебер нашел поддержку в лице все еще сохранившейся коммунистической группы, которой руководил доктор Михаэлис. Эта группа информировала Волльвебера о морских перевозках, отходящих судах, роде груза и другом. В 1937 году группа была арестована и двенадцать ее членов казнены. При этом  гестапо едва не схватило Волльвебера. 
Но несмотря на провал, Волльвебер реорганизовал свою группу в Германии, и вскоре его агенты вновь активно действовали.
К середине 1937 года разведывательная сеть Волльвебера была уже полностью изолированной и совершенно самостоятельной. На первых порах Волльвебер еще поддерживал контакты с парижской штаб-квартирой советской внешней разведки, снабжавшей его фальшивыми документами, взрывчаткой и другими необходимыми вещами, однако считал это опасным. Принцип конспирации Волльвебера состоял в том, чтобы оставаться независимым от других подпольных организаций. И вскоре он прервал всякие связи со всеми другими советскими сетями. Столь же осторожным он был и в отношениях внутри своей собственной сети. 
По всей Европе были разбросаны тщательно скрытые тайники с взрывчаткой и другими материалами, которые могли бы понадобиться в нужный момент.
«Лига Волльвебера» насчитывала от двадцати до пятидесяти тщательно отобранных людей. Там были датчане,  шведы, бельгийцы, французы, по крайней мере, один англичанин, о котором говорили, что он был очень удачливым агентом, и конечно несколько немцев. Среди последних были Вольдемар Вернер (потом — начальник морской полиции ГДР), Генрих Шрамм, Карл  Баргштедт (Karl Bargstädt), Адольф Байер, Рольф Хагге.
10 ноября 1937 года итальянский пароход «Боккаччо», совершавший рейс Гамбург-Антверпен — Генуя, стал на якорь у причала № 53 в порту Антверпена и приступил к погрузке 2.300 тонн металла. Докер  Шоккэерт (Schockaert) работая на  «Boccacio» заложил там мину. Запал  был разработан таким образом, чтобы взрыв произошел только через несколько дней после отплытия. 18 ноября 1937г. пароход  затонул  после взрыва в 29 милях от Бреста.
В конце февраля 1938 года Фогельзанг в Роттердаме работал на причале с японским судном «Тадзима Мару» и разместил мину среди палубного груза. Мина взорвалась на палубе, в порту Бремерхафен (Германия) 2 марта 1938 года, однако взрыв вызвал лишь незначительные повреждения.
В ночь с 22 на 23 июня 1938 года большое количество взрывчатки  было пронесено на борт японского корабля  «Kasij Мару». 24 июня 1938 года пароход, проходя Ла-Манш на пути в Испанию, в результате взрыва был сильно поврежден. Жертв не было, но судно, получив повреждения, было вынуждено поспешить в самый ближайший порт.
После этой акции полиция приблизилась к членам организации, поэтому больше в Голландии и Бельгии эти группы акций против судов не проводили. Во время оккупации большая часть членов групп  была арестована. Все арестованные члены бельгийской группы за исключением Альфонса Фиктельса умершего в концлагере в марте 1942 года, были казнены 11 ноября 1942 года. Голландская ветвь, также была уничтожена. 
На счету датской группы организации Волльвебера акты саботажа против немецкого парохода «Саар» (Saar) в марте 1938 года  в порту Ревеля и 22 сентября 1938 года против немецкого грузового парохода «Фила» (Phila) в порту Кенигсберга, причем в последнем случае из-за сильного взрыва образовалась большая пробоина в стенке носовой части судна на уровне ватерлинии. 
Помимо этого в Дании члены «Лиги Волльвебера» нанесли немцам удар по их шпионской сети. Один из руководителей контрразведки германской компартии М. Аватин выследил в Копенгагене шпионившего в пользу немцев участника убийства Розы Люксембург Хорста фон Пфлук-Гартунга. Сложным путем через англичан его выдали датчанам, которые после этого с подачи Аватина и Волльвебера арестовали Пфлук-Гартунга и  еще более десятка германских агентов. 
9 апреля 1938 года была заложена зажигательная бомба в большой польский пассажирский пароход «Batory» в Копенгагене, произошедший пожар стал предупреждением враждебному Москве польскому правительству, которое поставляло тогда также оружие и оборудование для националистов Франко.
Парализовать активность организации Волльвебера ни абверу, ни гестапо не удавалось, однако все же из-за активности немецких спецслужб положение Волльвебера постоянно осложнялось. 
С осени 1938 года новым руководителем «Североатлантического» участка стал норвежский моряк, участник боев в Испании,  Асбьерн Эдвин Сунде (Asbjørn Edvin Sunde) имевший псевдоним «Освальд». Как раз он организовал  активное сопротивление вскоре после немецкого вторжения 9 апреля 1940 года. Под его руководством участок являлся лидером по организации диверсий в Норвегии в период 1941-1944 годов,  более чем 2/3 всех совершенных актов саботажа против немецких оккупационных войск на ее счету.
В ноябре 1938 года гестапо направило в адрес начальника криминальной полиции Стокгольма записку, в которой говорилось, что один немецкий гражданин, находящийся, вероятно, в Стокгольме, замешан в акциях саботажа против немецких судов и судов других стран, зафрахтованных для перевозки грузов в Германию. Этим гражданином, на след которого вышли германские спецслужбы, и был Волльвебер.
Развернувшиеся в СССР репрессии самым отрицательным образом сказались на деятельности группы Волльвебера. Были арестованы и расстреляны многие из тех, с кем Волльвебер был в той или иной степени связан по подпольной работе в Германии еще в 1920-е годы: возглавлявший аппарат организации нелегальных операций Коминтерна О. Пятницкий, член военной комиссии ИККИ немецкий коммунист О. Гешке, видный работник военной разведки Б. Бортновский, руководитель военной организации КПГ с 1925 года Г. Киппенгергер, глава ИНО ОГПУ М. Трилиссер, его преемник А. Артузов, многие годы руководивший военной разведкой К. Берзин. И конечно Я. Серебрянский. Летом 1938 года Серебрянского отозвали в Москву, а 10 ноября взяли под стражу вместе с женой…
После ареста Серебрянского созданная им СГОН прекратил свое существование. 
По всей вероятности, и сам Волльвебер находился под подозрением. Вероятно, его спасло близкое знакомство с В. Пиком и В. Ульбрихтом, пользовавшимися доверием Сталина, а также мнение о нем П.А. Судоплатова, занявшего в 1938 году высокий пост в зарубежной разведке НКВД. Тем не менее, чистка в Москве и наступивший в ее результате хаос  в ноябре 1938 года  на целых полгода парализовали активность Волльвебера. Связь с Москвой была прервана, несмотря на то, что последний полученный оттуда приказ требовал усиления подрывной работы. 
В 1939 году группы не провели не одной акции, в некоторой степени из-за подписанного  Германией и Советским Союзом «договора о ненападении», но в основном из-за провалов и арестов других европейских групп сопротивления. Группы, тем не менее, продолжала работать, они делали запасы материалов необходимых для саботажа, с перспективой на использование в будущем.
Утром 4 февраля 1939 года в полицейский участок шведского города Лулео, явился человек, назвавшийся Густавом Антоном Сёдером. Прямо с порога он заявил, что является членом антифашистской группы, основная задача которой состоит в том, чтобы препятствовать поставкам железной руды на немецких судах режиму испанского диктатора Франко. В качестве вещественных доказательств он предъявил детали «адских машин», изготовленных для взрывов транспортов и составов с рудой. Сёдер выдал еще и нескольких членов антифашистской организации.
В поисках помогла и голландская уголовная полиция.  Когда голландский пароход «Westplein» с грузом из Нарвика прибыл в Роттердам, полицейские задержали портового рабочего, который нес тяжелый мешок с корабля. Когда мешок открыли, там оказалась взрывчатка и запалы. Задержанным докером оказался  Луи Шоккар член организации Волльвебера. При жестком допросе он выдал несколько соучастников. Кроме того уголовная полиция узнала как диверсанты похищали взрывчатку в шведских рудниках  Лулео и через Нарвик доставляли ее в Голландию. К делу сразу подключили Международную уголовную полицию-комиссию (IKPK) с центром в Берлине.
9 апреля 1940 года вермахт начал вторжение в Норвегию. Одновременно с планом военной оккупации Норвегии была разработана и программа ликвидации здесь «врагов рейха». В их списках числился и Волльвебер. Чтобы избежать ареста, ему пришлось уйти в нейтральную Швецию. 18 мая 1940 года на шведской границе его арестовали. Ему ставилось в вину только то, что у него был фальшивый датский паспорт на имя Ханса Коллера и его приговорили к шести месяцам тюрьмы. Однако прежде, чем он отсидел свой срок, была арестована его шведская группа и его роль была раскрыта.
Служба безопасности пришла к заключению что «Лига Волльвебера» в период  между 1936 -1941 годами участвовала в обширной шпионской и диверсионной деятельности, направленной против Германии, и в акциях  против иностранных судов в шведских портах. Среди целей были шведские элекстростанции  в Порьюс (Porjus) и Норрботтен (Norrbotten). 
Эрнст Фридрих Волльвебер был приговорен шведским судом к трем годам заключения.
2 января 1941 года немецкая миссия в Стокгольме известила МИД Швеции о том, что Волльвебер  подлежит высылке в Германию, а 28 января немецкий посол передал министру иностранных дел Швеции официальную ноту, в которой и содержалось требование о выдаче его, повинного «в совершении тяжких преступлений против Германии и ее собственности».
А уже 5 марта шведский посол в Москве Вильгельм Ассарссон телеграфировал в Стокгольм, что был приглашен к заместителю наркома иностранных дел СССР С.Лозовскому, который потребовал, чтобы гражданин СССР Э.Волльвебер был немедленно выдан его стране для предания суду за преступления, связанные с хищениями, совершенными им в период пребывания в Советском Союзе. 
С одной стороны  нота СССР, с другой  нажим со стороны Германии, который стал особо чувствителен после нападения Германии на Советский Союз. Как быть? И тут кому-то из сотрудников МИД Швеции пришла в голову спасительная идея: посмотреть, а не совершал ли Волльвебер  каких-либо преступных действий в самой Швеции? С тем, чтобы за них он мог быть осужден по шведским же законам и отбывать срок наказания в Швеции же и, чтобы вопрос о его выдаче был, таким образом, отложен на неопределенное время. Остальное было уже делом техники.
Резидент советской разведки в Финляндии Борис Аркадьевич Рыбкин, работавший консулом под фамилией  Ярцев Б.Н. (псевдоним «Кин») добился свидания с Волльвебером – «Антоном» в тюрьме и посоветовал ему «признаться» в шпионской деятельности против Швеции.
— Об остальном мы позаботимся сами,  — добавил Кин.
«Антон» этот маневр принял и дал показания, что занимался в Швеции шпионажем в пользу советской разведки. Тем временем в Москве оформлялось принятие в советское гражданство Волльвебера.
11 июля представителю германского посольства было сообщено, что шведское правительство в принципе приняло решение выдать Волльвебера не СССР, а Германии, но формальное решение не может быть принято до тех пор, пока не завершиться полицейское расследование относительно совершенных Волльвебером  преступных действий саботажа в Швеции.
12 ноября 1941 года Волльвебер был приговорен судом города Юккасярви к трем годам штрафных работ.
Срок наказания  истек 27 июня 1944 года. И хотя война еще не закончилась, ее исход уже ни у кого не вызывал сомнений. А посему шведская сторона уже без всяческих опасок сообщила немцам, что Волльвебер  не будет выдан им. 
Осенью 1944 года Волльвебер  вылетел из Швеции в СССР на советском самолете. 

Источники информации:

1. Розин «Саботаж и диверсии – группа Вольвебера»
2. Судоплатов «Спецоперации. Лубянка и Кремль»




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: