Разведочное отделение

Название:

Разведочное отделение

Официальное название:

Разведочное отделение ГУ ГШ Российской императорской армии

Статус:

упразднена

Дата создания:

21 января 1903 года

Дата упразднения:

1914 год

Разведочное отделение ГУ ГШ Российской императорской армии — немногочисленная и глубоко законспирированная спецслужба контрразведки Российской империи, которая была создана в июне 1903 года в структуре Главного управления Главного штаба российской армии по предложению военного министра генерала от инфантерии Алексея Николаевича Куропаткина, высказанного в докладе императору Николаю II.

Задачи Разведочного отделения

В основные функции Разведочного отделения входила борьба с военным шпионажем против Российской империи, «охранение» военной тайны и обнаружение деятельности лиц, выдающих ее иностранцам.
Так как военные атташаты иностранных государств, — основные центры шпионажа на территории страны, находились в столице России, основным районом деятельности нового органа определялся Петербург и его окрестности.
Первоочередной задачей Разведочного отделения стала организация наружной агентуры, которая проводилась, как следует из отчета начальника отделения за 1903 год, в условиях строжайшей секретности. Трудность этой работы состояла еще и в том, что при наборе агентов нужно было тщательно скрывать сам факт существования отделения.
Для выхода из создавшегося положения прибегли к содействию охранных учреждений столицы. Первый набор составили лица, рекомендованные местной сыскной полицией.
Следующей задачей явилось формирование внутренней агентуры. Руководство Разведочного отделения хорошо понимало, что она должна иметь совершенно особый характер и коренным образом отличаться от агентов Департамента полиции, склонных, по оценке его директора, «к использованию провокационных приемов». В обязанности внутренней агентуры Разведочного отделения входило лишь наблюдение «за теми действиями и сношениями лиц, которые не могут быть замечены наружными агентами».
Внутренняя агентура вербовалась из окружения объекта оперативной разработки (швейцаров, дворников, лакеев), а также из лиц, находившихся с ним в постоянном или периодическом контакте (почтовых служащих, рассыльных, официантов, извозчиков и др.).
Согласно инструкции наружные агенты действовали на улице, а внутренние — на квартирах, в учреждениях, гостиницах, ресторанах и пр. В круг обязанностей внутренней агентуры входило также наблюдение за почтовой корреспонденцией объекта.

Руководство Разведочного управления

Начальником Разведочного управления был назначен ротмистр Отдельного корпуса жандармов (ОКЖ) Владимир Николаевич Лавров, специалист по тайному государственному розыску, который возглавлял до этого охранное отделение в Тифлисе.

неизвестный разведчик Владимир Николаевич Лавров (1869 год — ?) — военный деятель Российской империи, один из организаторов военной контрразведки.
Родился в Санкт-Петербурге в 1869 году в небогатой дворянской семье.
Сентябрь 1888 года — на правах вольноопределяющегося 1-го разряда он был зачислен юнкером во 2-е военное Константиновское училище.
Август 1890 года — по окончании военного училища получил первый офицерский чин хорунжего и был направлен для дальнейшего прохождения службы во 2-й конный полк Забайкальского казачьего войска, где дослужился до казачьего сотника.
1894 год — при Штабе округа в Иркутске Лавров успешно сдает предварительные экзамены в Петербургскую военно-юридическую академию, после чего летом этого же года командируется в Петербург для сдачи вступительных экзаменов, но, за неимением вакансии, возвращается в полк. После этого принимает решение поступить на службу в Отдельный корпус жандармов.
Ноябрь 1895 года — сотник Лавров получает приглашение прибыть для прохождения предварительных испытаний в Петербург в Штаб корпуса.
1897 год — после окончания курсов и сдачи экзамена при штабе Отдельного корпуса жандармов Владимир Николаевич Лавров служил в Тифлисском губернском жандармском управлении (ГЖУ), занимаясь организацией оперативно-розыскной работы.
В начале 1901 года Лаврова утвердили в должности помощника начальника ГЖУ в Тифлисском, Телавском и Сигнахском уездах.
С августа 1902 года по конец мая 1903 года Лавров был назначен первым начальником Тифлисского розыскного отделения и выполнял обязанности руководителя русской секретной полиции в Грузии.
4 июня 1903 года приказом № 63 по Отдельному корпусу жандармов Лавров был переведен в распоряжение начальника Главного штаба русской армии.
1903 — 1910 годы – полковник Лавров возглавлял разведочное (контрразведовательное) отделение Главного управления Генерального штаба (ГУГШ). Лавров был выдающийся для своего времени человек, которого характеризовали высокий профессионализм в области агентурной работы, «наблюдательность, дотошность, умение разбираться в людях и быстро находить выход из самых затруднительных ситуаций».
1911 год – Владимир Николаевич Лавров в чине генерал-майора выходит в отставку и поселяется во Франции, где руководит первой организацией агентурной разведки в Западной Европе — так называемой «организацией № 30», которая работала против Германии.
Информация о его дальнейшей работе и судьбе отсутствует.
Владимир Николаевич на государственной службе не обогатился, в его послужном списке по-канцелярски сухо сделана запись:
«Не имеет недвижимого имущества, родового или благоприобретенного, ни он ни его жена».

Важно отметить высокую профессионально-этическую позицию, которую занял ротмистр Лавров: жандармский офицер в прошлом, он в полном соответствии со своими убеждениями твердо и последовательно отстаивал возглавляемое им новое подразделение военного ведомства, нередко действуя наперекор своим бывшим коллегам из МВД, наталкиваясь, порой на непонимание и равнодушие в высших правительственных кругах, но при этом неуклонно проводя государственную линию.

Штат Разведочного отделения

Состав Разведочного отделения был небольшим, всего 21 сотрудник:
— начальник отделения ротмистр Лавров;
— старший наблюдательный агент Перешивкин;
— наружные наблюдательные агенты — Александр Зацаринский, Анисим Исаенко, Михаил Воронов, Александр Харитонов, Александр Зайцев и Николай Трофимов;
— агент-посыльный, Матвей Буканов;
— для собирания справок и сведений и для установок (выяснение фамилий и лиц, взятых под наблюдение) — Михаил Петров и «Вернов» (последний назван по псевдониму);
— внутренние агенты – «Ефимов», «Жданов», «Болотов», «Ивин», «Королев», «Осипов», «Сидоров», «Анфисов» и «Ларионов» (все названы по псевдонимам);
— почтальоны – «Соболев» и «Авдеев» (псевдонимы).
По соображениям тайны и конспирации в официальной структуре ГУ ГШ Разведочное отделение отсутствовало, а для личного состава предполагались следующее официальное наименование должности: «стоящие в распоряжении начальника Главного штаба».

История Разведочного отделения

Предтечей к воссозданию службы контрразведки России после упразднения в 1815 году Высшей воинской полиции стала измена старшего адъютанта (начальника) инспекторского отделения штаба Варшавского военного округа подполковника Генштаба А. Н. Гримма.
По своему служебному положению он имел доступ к секретным документам и знал, что иностранная разведка готова заплатить за них хорошие деньги. Совсем запутавшись в своих денежных делах и наделав уйму долгов, Гримм предложил свои услуги представителям германской, а затем и австрийской разведки. Он заблаговременно заготовил письмо с предложением своих услуг и решил лично отвезти его в Берлин. Впоследствии на допросе Гримм заявил, что ему судьбой было предопределено стать шпионом.
В первую очередь немцев интересовали карты укрепленных районов, стратегические сведения, информация о крепостях и о русской агентуре в Германии. По занимаемой им должности старшего адъютанта инспекторского отделения Гримм попросту не имел доступа к подобной информации, однако разуверять своих новых хозяев он не стал. Копии документов ему готовили писари штаба, которые считали, что исполняют казенную работу. «Гонорары» за выполненные задания он получал через банкирские конторы Вавельберга в Варшаве и Петербурге.
С 1896 по 1902 год изменник сумел передать своим новым хозяевам секретнейшие документы штаба округа, в том числе и основной документ стратегического планирования русской армии — введённое в действие в 1897 году мобилизационное расписание № 17.
Для германской разведки Гримм явился очень ценным агентом, который в секретных агентурных списках значился под номером два. Впоследствии, вплоть до момента гибели Российской империи ни одна иностранная спецслужба не имела больше настолько ценного источника документальной информации о стратегических планах русского Генштаба, как Гримм.
Изобличить предательство подполковника Генштаба А. Н. Гримма помогли сведения, которые были получены из Вены от одного из сотрудников австрийской военной разведки, предположительно от ставшего позднее знаменитым Альфреда Редля.
Изменник Гримм был осуждён на двенадцать лет каторги, причём по пути на каторгу его убили заключённые. А этот шпионский скандал привлек к проблеме всеобщее внимание и заставил руководство русской армии предпринять конкретные организационные действия.
В специальной докладной записке на имя царя военный министр А.Н. Куропаткин писал:
«Совершенствующаяся с каждым годом система подготовки армии, а равно предварительная разработка стратегических планов на первый период кампании, приобретают действительное значение лишь в том случае, если они остаются тайной для предполагаемого противника; поэтому делом первостепенной важности является охранение этой тайны и обнаружение преступной деятельности лиц, выдающих ее иностранным правительствам…
Между тем, судя по бывшим примерам обнаружение государственных преступлений военного характера до сего времени у нас являлось делом чистой случайности, результатом особой энергии отдельных личностей или стечением счастливых обстоятельств; и является возможность предполагать, что большая часть этих преступлений остается нераскрытыми и совокупность их грозит существенной опасностью государству в случае войны».

генерал Куропаткин Алексей Николаевич Куропаткин (17 [29] марта 1848 года, Шешурино, Псковская губерния — 16 января 1925 года, там же) — русский, российский генерал, генерал-адъютант (1902 год), генерал от инфантерии (6 декабря 1900 года), военный министр, член Государственного совета.

Для противодействия угрозе шпионажа генерал Куропаткин предлагал учредить особый секретный розыскной орган, назвав его для конспирации «разведочным отделением».
21 января 1903 года российский император Николай II утвердил доклад военного министра А. Н. Куропаткина о создании при Главном штабе Разведочного отделения, в сферу деятельности которого вменялась борьба с иностранной разведкой.

Докладная записка военного министра А. Н. Куропаткина Николаю II о необходимости создания контрразведывательного подразделения при Главном штабе русской армии. Докладная записка военного министра А. Н. Куропаткина царю Николаю II о необходимости создания контрразведывательного подразделения при Главном штабе русской армии.

Главным, определяющим принципом работы Разведочного отделения являлась конспирация, поэтому оно создавалось в обстановке строгой секретности. Никто не знал даже адреса, по которому располагалось помещение управления первой российской контрразведки. Впервые адрес «Таврическая, д. 17» прозвучал в ходе работы Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства «по расследованию противозаконных действий бывших царских министров, главноуправляющих и других высших должностных лиц».
Сотрудники разведочного отделения ГУ ГШ установили слежку за военными атташе в Петербурге: — Австро-Венгрии — князем Готфридом Гогенлоэ-Шиллингфюрстом,
Германии – бароном фон Лютвицем,
Японии – подполковником  Мотодзиро Акаши,
и их информаторами:
— чиновником Департамента торговли и мануфактур колежским секретарем Сергеем Васильевым,
— начальником 9-го отделения Главного интендантского управления действительным статским советником Петром Есиповым,
— офицером для особых поручений при Главном интенданте ротмистром Ивковым.
Кстати, ротмистр Ивков ухитрился сотрудничать сразу с тремя разведками — японской, германской и австрийской.  Полностью разоблаченный, он покончил самоубийством в камере…
Во время войны с Японией сотрудники Лаврова в ходе наблюдения за английским военным агентом полковником Непиром установили его связи со служащими морского ведомства, передававшими английской разведке военные сведения .
Однако из-за того, что агентура японской разведки активно сотрудничала с силами российского революционного движения, а также из-за создания конкурирующего секретного подразделения Департамента полиции МВД — Отделения дипломатической агентуры во главе с ротмистром Отдельного Корпуса Жандармов М. С. Комиссаровым, ситуация для Разведочного отделения весьма осложнилась.
Лавров докладывал:
«Опираясь на исключительные права Департамента полиции и располагая средствами, во много раз превосходящими таковые Разведочного отделения, означенная организация стала брать под своё наблюдение наблюдаемых Разведочным отделением, не исключая и сухопутных военных агентов, перекупать лиц, работавших для Разведочного отделения, или просто запрещать им служить отделению и вообще всячески ему препятствовать, а затеи начала вторгаться и в Главное управление Генерального штаба: перлюстрировать корреспонденцию офицеров и учреждать за ними наружное наблюдение.
Разведочное отделение в конце концов оказалось сжатым со всех сторон, вся работа его перешла на самоохранение и отчасти на выполнение отдельных поручений, специальная же деятельность свелась почти к одному формализму».
В результате в июне 1906 года секретное отделение Департамента полиции было упразднено.
Разведочным отделением был успешно завербован итальянский подданный Иван Фиттипальди, который служил в 1905-1909 годах лакеем у чинов австро-венгерского посольства — военного атташе графа Лелио фон Спаннокки и барона Экономо.
Фиттипальди передавал российским военным контрразведчикам секретные документы и шифрованные телеграммы Спаннокки, что, кроме всего, позволило уличить в шпионаже отставного офицера русской кавалерии — корнета 8 Драгунского Смоленского полка Э. П. Унгерн-Штернберга, который был арестован и осуждён в 1910 году.
В результате обыска, проведенного на его квартире, были изъяты: финансовая отчетность и «Секретный доклад Комиссии по обороне о величине новобранцев в призыв 1910 г.», изобличавшие задержанного в разведывательной деятельности.
В ходе предварительного следствия было установлено, что Э.П. Унгерн-Штернберг состоял в связи с Ф. фон-Пурталесом и другими немецкими дипломатами. Эти и другие факты позволили следствию обвинить его в продаже агентам Австро-Венгрии и Германии секретных сведений, касающихся внешней обороны России. Данные действия были квалифицированны как измена Родине и попадали под действие ст. 111 Уголовного Уложения 1903 года.
В 1910 году в результате проведенной операции военный агент Австро-Венгрии Спанноки был выслан из России. В августе 1910 года за разоблачение разведывательной деятельности австро-венгерского военного атташе, приведшее к его выдворению из России, начальник Разведочного отделения Лавров был произведен в полковники и награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.
В указе Капитулу императорских и царских орденов, подписанном лично рукой императора Николая II, говорилось следующее:
«В воздаяние отлично усердной и ревностной службы, состоящего в распоряжении Начальника Главного Штаба и числящегося по армейской кавалерии полковника Владимира Лаврова Всемилостивейше пожаловали Мы его кавалером Императорского ордена нашего Святого равноапостольного князя Владимира четвертой степени.
Вследствие чего повелеваем Капитулу выдать сему кавалеру орденский знак и грамоту на оный.
Николай».
В 1911 году наружная служба контрразведки зафиксировала попытку вступления в контакт с Г. фон Люциусом жителя Санкт-Петербурга Е.С. Полисадова с предложением услуг по военно-промышленному шпионажу. При обыске у задержанного было изъято «Пояснение к чертежу снаряда для стрельбы по дирижаблям и аэропланам».
В этом же году на станции Белоостров Финляндской железной дороги был задержан капитан артиллерии А.А. Постников, следовавший в Швецию. В ходе дознания было установлено, что в течение 1910-1911 годов А.А. Постников сообщал военному атташе германского правительства «сведения об упразднении крепостей, о предполагаемом изменении крепостных гарнизонов, о развитии укреплений в Николаевской крепости, каковые заведомо должны в видах внешней безопасности России, храниться в тайне от иностранных государств».
В конце 1912 года в поле зрения Санкт-Петербургской городской контрразведки попал директор Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов России Л.Ф. Давыдов. Наряду с внешним наблюдением, доносившим о его интенсивных контактах с Г. фон Люциусом, интересные результаты принесло вскрытие дипломатической почты. Они позволили заподозрить высокопоставленного чиновника в причастности к военно-шпионской деятельности в пользу Германии.
В письме Ф. фон Пурталесу Г. фон Люциус указывал на целесообразность дальнейшего использования Л.Ф. Давыдова в интересах агентурной разведки:
«Вашему Превосходительству известно, какие ценные сведения мы имеем благодаря этому, обыкновенно такому замкнутому человеку. Вероятно, Давыдов будет назначен директором Русского для внешней торговли банка и таким образом уйдет на некоторое время с государственной службы, – но всё же он останется влиятельным лицом и когда-нибудь будет министром финансов».
За несколько месяцев до начала Первой мировой войны агентура КРО установила факт передачи Л.Ф. Давыдовым Г. фон Люциусу в помещении германского посольства секретного издания «К вопросу о русском золотом запасе за границей. Министерство финансов. Особенная Канцелярия по кредитной части. Типография штаба корпуса погранстражи. 1914», сняв все сомнения в его неслужебных связях с немцами. Степень значимости этого документа для наращивания военно-экономической мощи Германии подчеркивает отданный за несколько месяцев до начала боев на Восточном фронте приказ Вильгельма II о «стягивании максимума золотой наличности в страну», в реализации которого участвовали немецкие банкиры в России и отечественные финансисты.
Однако, несмотря на столь веские компрометирующие факты, контрразведка не смогла предъявить Л.Ф. Давыдову обвинение в содействии военным замыслам потенциального противника. В его жизнеспособности были заинтересованы крупные представители финансово-промышленной буржуазии страны, отдельные из которых считали выгодным «заплатить миллионное жалованье директору кредитной канцелярии и перетянуть к себе его осведомительность и связи».

Реорганизация Разведочного отделения

Разведочное отделение было преобразовано в Санкт-Петербургское городское контрразведывательное отделение во главе с полковником Отдельного корпуса жандармов Василием Андреевичем Ерандаковым, который сменил полковника Лаврова в 1910 году.
В апреле 1914 года Санкт-Петербургское КРО было реорганизовано в КРО Главного управления Генштаба.

Источники информации:

1. Абрамов «Контрразведка. Щит и меч против абвера и ЦРУ»
2. Мерзляков «Русская контрразведка: на заре века тотального шпионажа»
3. Старков «Охотники на шпионов. Контрразведка Российской империи 1903-1914»
4. Зверев «Усилия военной контрразведки и политической полиции в борьбе с германскими шпионами под прикрытием дипломатической, торгово-промышленной и страховой деятельности (на примере Российской столицы)»

Статьи категории Разведочное отделение