«Лицеист»

Берлинскую резидентуру советской военной разведки перед нападением Германии на СССР возглавлял Амаяк Кобулов («Захар»). Его квалификация как «профессионального разведчика» откровенно не соответствовала занимаемой им должности.

Кобулов Амаяк Захарович Кобулов  Амаяк Захарович (1906 – 1955 годы) — руководящий работник советских органов государственной безопасности, генерал-лейтенант.
Брат Богдана Захаровича Кобулова – заместитель народного комиссара НКВД СССР (1941 – 1943 годы), НКГБ (1941, 1943 – 1945 годы) и 1-го заместителя министра внутренних дел СССР (1953 год), который входил в ближний круг Лаврения Берии.
26 февраля 1955 года был расстрелян.

Материалы, передаваемые А. Кобуловым в Центр, имели основной целью не вызвать недовольства Л. Берии и полностью отвечали настроениям, которые царили в то время в Кремле, и содержали информацию, которая представляла собой только относи тельный интерес в плане предупреждения о возможной агрессии Германии.
Поначалу протеже Берии посоветовали «глубже вникать» в суть происходящих в Германии событий, а вслед за тем предложили «активи­зировать усилия» по приобретению новых источников информации и даже деликатно советовали «учиться искусству» политического анализа и прогнозирования событий.
В июне 1940 года его вызывали в Москву для серьезного разговора с руководством, однако все было напрасно. Амаяк Кобулов был непробиваем, а его вера в «покровительство Лаврентия Павлови­ча» — безгранична.
Берия лично писал начальнику внешней разведки Фитину:
«Я слышал, что руководство разведки недовольно работой Заха­ра и на него просто махнули рукой.
Быть мо­жет, этой болтовне и не надо придавать значение, но, когда речь идет об ответственных товарищах, с которыми я лично поддерживаю де­ловой контакт, подобные коридорные разговоры не должны иметь место. Прошу принять меры, чтобы положить конец впредь подоб­ным сплетням».
В начале августа 1940 года на стол руководителя советской разведки в Москве легло срочное сообщение «Захара» из Берлина. В нём он сообщал, что через корреспондента ТАСС, сотрудника резидентуры Философова познакомился с хорошо разбирающимся в по­литике эмигрантом-латышом – журналистом газеты «Бриве Земе».
Это был элегантный, высокий, спортивного вида двадцатисемилетний молодой человек с гладко зачесанными назад редкими светлыми волосами. Звали его Орест Берлинке. После того, как представляемая им при МИД Германии газета перестала издаваться, а он сам оказался в «вынужденной эмиграции», Берлинке остался «без гроша в кармане».
Далее Кобулов писал, что Берлинке «трезво оценивает установление советской власти в Прибалтике», производит «весьма благоприятное впечатле­ние» своими манерами и хорошим знанием немецкого языка и готов делиться с Москвой полученной в кругах немецкого МИД информа­цией. «Захар» обещал в ближайшие дни «более обстоятельно» погово­рить с Берлинксом о «перспективах его дальнейшей журналистской деятельности в Германии» и «при удобном случае — завербовать», присвоив конспиративную кличку «Лицеист».
Как окажется позднее, «Лицеист» с самого начала со­общил в пресс-бюро МИД Германии о знакомстве с Философовым и его просьбе информировать о текущих делах. Немцы рекомендо­вали латышу продолжить контакт с русскими и всегда держать их в курсе дела. Они пообещали обеспечивать его информацией, которую «Лицеист» будет передавать «советским друзьям».
Так как сам «Захар» сам почти что не знал немецкого языка, всю работу с «Лицеистом» он проводил через Философова, который использовался в качестве пере­водчика.
15 августа 1940 года из Берлина в Москву ушла очередная телеграмма «Захара». Два слова определяли ее емкое содержание:
«»Лицеист» завербован».
Данная телеграмма заканчивалась предложением «Захара» использовать «Лицеи­ста» для получения секретной политической информации о положе­нии дел в нацистской Германии с выплатой «агенту» существенной суммы в немецких марках ежемесячно.
Получив эту телеграмму, в Центре обеспокоились – было ясно, что «Захар», не изучив личность «агента», его контакты и истинную биографию, осуществил поспешную вербовку…
В Берлин сразу же было направлено строгое указание:
«Поскольку с «Лицеистом» только уста­навливаются отношения и он еще не проверен в деле выполнения наших заданий, предлагаем проявлять разумную осторожность в ра­боте с ним и ни в коем случае не передавать его на связь какому-либо другому оперработнику резидентуры».
Однако случай был особый — информация из Берлина шла «наверх» напрямую, обычно минуя опытных специалистов и аналитиков. Сам Кобулов неоднократно похвалялся этим, в частности и в беседах с «Лицеистом»…
Скорее всего, Сталин, находившийся под влиянием дезинформации о неизбежности предстоящей высадки немецкого десанта на Британ­ские острова, крайне благожелательно воспринимал информацию «Лицеи­ста»..
С помощью латыш­ских друзей буквально в течение не­ скольких дней удалось установить, что «Лицеист» совершенно не русо­фил и уж тем более не «просоветски настроенная личность». Его ча­сто встречали в кругу немецких поселенцев в Латвии, а все его самые близкие друзья были без ума от успехов «великого фюрера».
В Берлин уходит телеграмма с грифом «Вне очереди»:
«Мы получили сведения, что «Лицеист» якобы настроен анти­советски. Будучи в Латвии, старался распространять там идеи нацио­нал-социализма. Сведения получены нами от заслуживающего дове­рия источника. Вам следует иметь их в виду при взаимоотношениях с «Лицеистом»».
Однако Кобулов отмахивался от многократных предупреждений Центра. Таким образом, советское руководство через «Лицеиста» было втянуто в беспрецедентную кампанию дезинформа­ции…
Лишь через 6 лет, в мае 1947 года, стало известно о некоторых деталях дела «Лицеиста». Их раскрыл в ходе допроса Зигфрид Мюллер, с 1937 года служивший в берлинском отделении гестапо. По приказу одного из руководителей РСХА (Главного управ­ления имперской безопасности) он был определен на работу в под­разделение 4-Д, которое проводило специальные мероприятия в отношении иностранцев, аккредитованных в Берлине.
Вот что рассказал Мюллер советскому следователю на допросе 21 мая1947 года:
«Вопрос: А что, гестапо так и не смогло в то время найти подходов к советскому посольству в Берлине?
Ответ: Не совсем так.
Нам удалось установить, что советник со­ветского посольства Кобулов вел в Германии разведывательную работу. Кобулову в августе 1940 года был подставлен агент германской разведки — латыш Берлинке, который по нашему заданию длитель­ное время снабжал его дезинформационными материалами. Берлин­ке говорил мне, что ему удалось войти в доверие к Кобулову, что последний рассказывал Берлинксу даже о том, что все доклады он на­правлял лично Сталину и Молотову.
Очевидно, все это позволило Гитлеру рассматривать Кобулова как удобную возможность для по­сылки дезинформации в Москву, в связи с чем он лично занимался этим вопросом и материалами, предназначавшимися для передачи Кобулову.
Практика была такой: Риббентроп готовил эти материалы, затем докладывал их Гитлеру и только с его санкции материалы передавались агенту Берлинксу, который и доставлял их Кобулову».
О дальнейшей судьбе «Лицеиста» стало также известно из допроса Зигфрида Мюллера:
«После начала наступления немецких войск на Восточном фронте я пришел к полковнику СС, бывшему работнику германской развед­ки Ликусу. Я хотел выяснить возможности дальнейшего использова­ния Берлинкса и познакомиться с его последним отчетом. В докладе Берлинкса излагалось содержание его беседы с Кобуловым, который, по сообщению Берлинкса, утверждал, что советское правительство не хочет войны с Германией.»
Гитлер на донесении Берлинкса красным карандашом лично написал одно слово «лгун», а устно приказал арестовать Берлинкса. По всей вероятности, он, по мнению Гитлера, стал опасным свидетелем закулисной игры, к которой он, Гитлер, также приложил свою руку.
«Вопрос: А был ли Берлинке арестован?
Ответ: Нет, не был. Вопрос об аресте Берлинкса был каким-то образом замят, а потом, как мне известно, его тайно переправили в Швецию, где он продолжал вести разведывательную работу в поль­зу Германии».
Следы «Лицеиста» затерялись…

Источники информации:

1. Примаков «История российской внешней разведки в 6-ти томах» том 3
2. сайт Википедия
3. Петров, Скоркин «Кто руководил НКВД, 1934-1941 : справочник»



Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: