Хищение плана нападения на СССР

Разведывательная работа ГРУ в Норвегии в конце 1950-х годов была направлена преимущественно на то, чтобы противостоять усилиям США на втягивание этой северной страны в реализацию агрессивных антисоветских планов. При этом приоритетной задачей было проникновение в натовские штабы и базы для получения сведений о совместных планах Норвегии и НАТО в возможном конфликте с Советским Союзом.
Советский военный разведчик – помощник военно-морского атташе Иванов Евгений Михайлович (см. подробнее) по роду своей деятельности совершил немало инспекционных поездок. Большинство из них вели его на север Норвегии по государственному шоссе № 50, соединяющему Осло с Финмарком.
Фото- и кинокамера были главными спутниками разведчика в таких поездках. Там же, где по какой-либо причине не удавалось провести съемку, срабатывала визуальная память. Она помогла по возвращении в резидентуру в Осло составить подробный отчет об увиденном, который затем направлялся в московский Центр.
В 1956 году  Иванов отправился в Буде, где находился военный аэродром НАТО. СССР тогда интересовали действия натовской авиации в рамках маневров, получивших название «Большой охват». В ходе этих маневров натовские стратеги отрабатывали новые варианты защиты северного фланга союза, а также планы возможных наступательных операций.

Хищение плана нападения на СССР
Город Буде — база ВВС НАТО

В ту пору американцы полагали, что в случае войны главная цель Советского Союза в этом районе будет заключаться в обеспечении кораблям Балтийского флота свободного выхода в Северное море и Атлантику. А достичь этой цели, по их мнению, они могли либо путем быстрого форсирования датских проливов, либо за счет неожиданного захвата натовских баз для подводных лодок на западном побережье Норвегии.
Самым простым решением проблемы обороны Норвегии соответственно считалось усиление этого труднодоступного района страны боевыми средствами. Наиболее вероятным способом американского вмешательства в оборону Норвегии при этом рассматривалась высадка десантов морской пехоты под прикрытием воздушного ударного флота с нескольких авианосцев и активное использование военных аэродромов на севере Норвегии, в частности, таких, как аэродром в Буде.
Естественно, мощь натовской авиации предполагалось использовать не столько для защиты от потенциально возможного нападения, сколько для атаки советских военных баз на Кольском полуострове и на Балтийском море.
Советскую военную разведку интересовало все, что касалось проведения «Большого охвата», поэтому Иванову был поручен сбор этой информации.
Прямо в центре города Буде расположен аэродром — важнейшая военно-воздушная база НАТО.
Советскй рзведчик припарковал свой «Понтиак» у отеля, стоявшего неподалеку от аэродрома, и вошел в гостиницу. Достав бумажник, плотно наполненный купюрами, поинтересовался у администратора:
— У вас не найдется номер повыше этажом и с окнами на север? — Сказав это, он окинул норвежца многозначительным взглядом и достал из портмоне несколько банкнот.
— Да, у нас есть такой номер, — любезно ответил администратор, принимая вознаграждение. — Желаете посмотреть?
Иванов поднялся на четвертый этаж. За окнами предложенного ему номера открывался прекрасный вид на север, на интересовавшую военную авиабазу. Администратор получил дополнительные чаевые, а атташе устроился у окна. Достал из чемодана кинокамеру с мощным телеобъективом и начал осторожно снимать свое кино.
Прямо перед ним садились и взлетали самолеты. Это были американские «Сейбры». Советскому разведчику было известно, что недавно ВВС США дислоцировали в Буде две эскадрильи F-86-x.
Иванов продолжал снимать. В море маячили корабли поддержки и авианосцы. Сюжет фильма получался именно такой, какой и был заказан Центром.
И вдруг он увидел нечто неожиданное. Из ангара медленно выкатывался огромный по своим размерам ширококрылый самолет, чем-то напоминавший гигантский планер.
«Неужели это он?» — промелькнула догадка. Кажется, перед ним был тот самый самолет-шпион, который интересовал Москву.
Самолет, выезжавший из ангара аэродрома в Буде, полностью соответствовал описанию, полученному резидентурой ГРУ в Осло. Видимо, Lockheed U-2 (Локхид У-2) перегнали через океан совсем недавно для начала разведывательных полетов.

Хищение плана нападения на СССР
Lockheed U-2 (Локхид У-2) — американский высотный самолёт-разведчик. Неофициальное название модификации U-2R/TR-1 — «Dragon Lady».
«У-2» тогда был практически неуязвим. Кроме того, он мог развивать крейсерскую скорость свыше 800 километров в час и гарантировал 5 часов беспрерывного полета без дозаправки.
Его шпионские фотокамеры давали за полет до 4000 снимков, каждый из которых покрывал район шириной в 200 км. При этом зоркость объектива была настолько высока, что камера могла разглядеть с 20-километровой высоты заголовок в «Правде», которую читал у себя на даче Никита Сергеевич Хрущев.

Сменив объектив кинокамеры на более мощный, Иванов добился нужного увеличения снимаемого объекта и включил мотор. Подробно оглядев самолет-шпион, повел камеру в сторону, к взлетной полосе, затем снова вернулся к ангару.
По аэродрому в Буде работало не только Главное разведывательное управление Генштаба. Аналогичную задачу решало и Первое главное управление КГБ (внешняя разведка) в лице своего резидента в Осло генерала Ивана Александровича Тетерина. КГБ даже удалось завербовать норвежца Селмера Нильсена, работавшего на аэродроме в Буде. От него в Центр шла информация обо всех полетах «У-2» с норвежской базы до тех пор, пока Нильсен не был раскрыт контрразведкой Норвегии.
Отсняв из окна отеля в Буде все, что было необходимо, Иванов отправился на прогулку. Совершил небольшой променад вокруг городской авиабазы. Понаблюдал, что за транспорт въезжает и выезжает с аэродрома, проследил за обстановкой в ангарах и на взлетной полосе, за работой вспомогательных служб.
Затем пошел к берегу моря. Устроился в тихом и укромном местечке подальше от посторонних глаз и в мощный бинокль начал наблюдать за действиями военно-морских сил в ходе развернувшихся передо мной натовских маневров. Делал краткие условные пометки в блокноте, чтобы позже при составлении отчета о поездке не забыть какую-нибудь важную деталь.
Потом достал фотокамеру и телеобъективы к ней. Отщелкал несколько пленок. В конце концов, основная работа была завершена и можно было возвращаться в гостиницу.
Перед ужином он заглянул в бар. За столиком сидели два офицера американских ВВС. Судя по погонам, один из них был полковником, а другой — капитаном. Видимо, оба зашли в бар пропустить по рюмочке после дневных полетов.
Иванов заказал себе стаканчик виски и устроился в глубине зала чуть в стороне от их столика. Потягивал виски и поглядывал на американцев. Они что-то громко обсуждали. Казалось, какие-то перипетии дня. Закончив беседу за столом, оба американца отправились к стойке бара взять себе выпить что-нибудь еще.
Советский разведчик бросил взгляд на оставленный ими столик, а на нем лежал сложенный вдвое желтый лист бумаги. Приглядевшись повнимательнее, понял, что это не простая писчая бумага. Скорее всего, это был тот самый особый вид канцелярской бумаги, который используется в учреждениях под разного рода документы.
Без лишнего шума встал со своего места, подошел к столику американцев и, не отводя глаз от янки, которые сидели у бара спиной к нему, положил свою шляпу на заинтересовавший лист бумаги. Достал сигарету, закурил, подождал еще мгновение. Американцы продолжали оставаться за стойкой и оживленно о чем-то беседовать. Тогда Иванов взял шляпу вместе с бумагой и быстро направился к выходу из отеля.
За гостиницу было уже уплачено вперед. Он быстро забрал вещи из номера. В ванной бегло просмотрел содержание украденного документа. Эврика! Это был фрагмент натовского плана действий, который и отрабатывался на маневрах в Буде.
Документ был грифован пометкой «совершенно секретно». Его потеря не сулила американскому полковнику ничего хорошего.
Эта бумажка, если ее, конечно, не подбросили в целях дезинформации, могла оказаться большой удачей для советской разведки. Последующая проверка показала, — документ был настоящий.
Иванов сунул бумагу себе за носок, и спустился в вестибюль гостиницы. Вокруг ни души. Оставаться в отеле было опасно. А на дворе уже начинало темнеть.
Он быстрым шагом направился к машине. На ночлег можно будет остановиться в одной из маленьких гостиниц по пути на юг.
«Понтиак» взревел своим многосильным двигателем и устремился вперед. За первым перекрестком неожиданно возник полицейский «Опель». Разведчик сразу заметил его в зеркале заднего вида. Свернул на главную дорогу и снова посмотрел в зеркало. Так и есть: «Опель» повис у него на хвосте.
Что делать?
Полицейская машина набирала скорость и быстро сокращала расстояние.
«Неужели за мной?» — подумал Иванов. Судя по всему, так оно и было.
Водитель полицейского «Опеля» скомандовал немедленно остановиться. Не подчиниться было нельзя.
К машине подошел полицейский из «Опеля», отдал честь и весьма любезно заметил:
— Ваша левая мигалка не работает. Поменяйте лампочку.
У разведчика словно груз с плеч упал. От неожиданности он даже слова произнести не мог.
— Вы поняли меня? — спросил дорожный полицейский.
— Да-да. Конечно, понял, — ответил Иванов, наконец, очнувшись после нервной встряски. — Благодарю вас. Вы очень любезны. У ближайшей бензоколонки обязательно попрошу заменить мне перегоревшую лампочку.
Дальнейший путь до самого Осло прошел уже без неприятных неожиданностей.

Источники информации:

1. Иванов, Соколов «Голый шпион. Русская версия. Воспоминания агента ГРУ»





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − семнадцать =

Случайные записи: