Атомный шпионаж: Алан Мей

В июле 1942 года ГРУ направил нелегальному резиденту в Лондоне Яну Черняку («Джен») приказ начать вербовку сотрудника Кавендишской лаборатории Кембриджского университета Алана Мея, который прежде придерживался левых взглядов и с симпатией относился к СССР.

Черняк Ян Петрович Черняк Ян Петрович (Янкель Пинхусович, «Джен») (6 апреля 1909 года, Черновцы, Австро-Венгерская империя — 19 февраля1995 года, Москва) — советский военный разведчик, Герой Российской Федерации.
Родился в семье небогатого торговца.
Так как его родители пропали во время Первой мировой войны, мальчик воспитывался в сиротском приюте.
1927 год – после окончания средней школы поступает в Пражское высшее техническое училище (в других источниках – Пражское Высшее технологическое училище), затем заканчивает политехнический институт в Берлине.
1930 год – становится агентом советской военной разведки.
1930 – 1934 годы – работает в Румынии, создает разведывательную сеть, собирающую информацию по Германии.
1931 – 1932 годы – проходит срочную службу в румынской армии в штабе кавалерийского полка в чине сержанта. Получив доступ к секретным документам, передавал их содержание в СССР.
1935 – 1936 годы – обучение в разведшколе в Москве.
1936 год — выехал в Швейцарию в качестве официального корреспондента ТАСС.
С 1938 года работал в Париже в качестве нелегала.
С 1940 года нелегальный резидент «Джен» в Лондоне.

>

Алан Нанн Мей (Alan Nunn May) Алан Нанн Мей (Alan Nunn May) – британский физик и агент советской военной разведки, передававший СССР секретную информацию о британских и американских ядерных исследованиях.
Родился 2 мая 1911 года в Бирмингеме, Англия.
1930 год — вступает в Коммунистическую партию Великобритании.
1933 год — заканчивает Тринити-колледж в Кембриджском университете.
Работал в Бристольском, затем в Кэмбриджском университетах.
Скромный, застенчивый человек, он глубоко ненавидел нацизм Гитлера и искренне сочувствовал Советскому Союзу в борьбе с фашизмом, считая, что советские ученые должны обязательно опередить ученых Германии: Гейзенберга, Вайцзеккера, Гана, работающих над созданием атомного оружия.
1942 год – присоединился к проекту «Tube Alloys»

«Джен» смог установить контакт с Меем и убедил его в том, что, передавая советским представителям сведения об английском атомном проекте, тот окажет СССР посильную помощь в борьбе с фашизмом. В результате до конца 1942 года Черняк провел с Меем, который получил псевдоним «Алек», несколько секретных встреч, во время которых получил документальную информацию об основных направлениях научно — исследовательских работ по урановой проблеме в Кембридже. Наряду с тем, «Алек» передал ему сведения по установкам по отделению изотопов урана, описание процесса получения плутония, чертежи «уранового котла» и описание принципов его работы — всего около 130 листов документации.
Стоит, однако, заметить, что сам Мей не чувствовал ни малейшего удовольствия от своей тайной деятельности. Впоследствии он вспоминал об этом времени так:
«Вся эта история причиняла мне огромную боль, и я занимался этим лишь потому, что считал это своим посильным вкладом в безопасность человечества».
В декабре 1942 года Аллан Мей был переведен в Монреальскую лабораторию Национального научно-исследовательского совета Канады. Во время последней встречи с Меем Черняк обсудил условия восстановления контактов в Канаде, однако без уточнения сроков, так как в то время между СССР и Канадой еще не было дипломатических отношений.
В январе 1943 года Мей прибыл в Канаду и примкнул к монреальской исследовательской группе Кокрофта. Однако он долгое время оставался без связи с представителями ГРУ, и только в конце 1944 года резидент в Оттаве Заботин получил приказ установить с ним контакт через Сэма Карра (Шмуль Коган), который был агентом НКВД. Не желая, чтобы НКВД был в курсе оперативной деятельности его резидентуры, Заботин попросил у Центра разрешения установить связь с Меем при помощи своего сотрудника, и в конце концов добился того, что получил приказ действовать самостоятельно.
Сотрудник оттавской резидентуры ГРУ П. Ангелов в начале 1945 года получил задание встретиться с Меем. Приехав в Монреаль, Ангелов установил адрес Мея и направился прямо к нему домой. Мей, очевидно не ожидавший, что и в Канаде ему придется сотрудничать с советской разведкой, сделал попытку уклониться от контакта, сославшись на то, что старая связь с Москвой оборвалась и что он находится под наблюдением контрразведки. Однако Ангелов был настойчив.
«Довольно грубо, — вспоминал позднее Ангелов, — я ему сказал, что не верю этому. Во-первых, пришло для него задание из Москвы, а во-вторых, если доктор Мей откажется, то у него самого возникнет повод для серьезного беспокойства».
В итоге Мей согласился на продолжение сотрудничества и получил указание подготовить доклад об исследованиях по атомной бомбе, которые проводились в Канаде и США.
Доклад Мея был максимально четким и полным. В нем описывалась конструкция бомбы, ее детали и отдельные узлы, а также технологические процессы их изготовления. Наряду с тем, он представил подробную схему организации атомного проекта в США и Канаде: структура проекта, фамилии ученых и военных, а также были перечислены сверхсекретные объекты и заводы в Оук Ридже, Чикаго, Лос-Аламосе, Хэнфорде, Чок Ривере, дано их четкое описание, назначение, состав выпускаемой продукции. Отдельно прилагался список ученых, через которых можно было установить контакт с участниками атомного проекта.
Также были переданы микроскопические образцы урана-233 и урана-235. Уран-235 был немножко обогащен, находился в небольшой стеклянной трубочке и представлял собой миллиграмм окиси. Уран-233 составлял десятую часть миллиграмма и был нанесен тончайшим слоем на платиновую фольгу.
Тем не менее вскоре Мей должен был покинуть Канаду и вернуться в Англию.
В середине сентября 1945 года Мей благополучно прибыл в Англию и через некоторое время устроился на работу преподавателем в Королевском колледже в Лондоне. А за несколько дней до этого, 5 сентября 1945 года, из оттавской резидентуры ГРУ бежал шифровальщик лейтенант Игорь Гузенко («Кларк») (подробнее см. статью «Побег шифровальщика Гузенко»). Предатель передал канадской контрразведке множество документов, среди которых были копии донесений агента «Алека» в Москву и условия связи с ним в Лондоне. Полученная от Гузенко информация была немедленно доведена до руководителя Особого отдела Скотланд — Ярда подполковника Леонарда Барта, который получил указание срочно установить личность таинственного «Алека». Барту, который работал в плотном контакте с МИ-5, не составило труда выяснить, что под псевдонимом «Алек» скрывается доктор Алан Мей…
За Меем, который получил у британских контрразведчиков кличку «Первоцвет», было установлено круглосуточное наблюдение. Тем не менее и 7, и 17, и 27 октября 1945 года он находился дома. Не было также замечено никаких признаков появления в эти дни советского агента у Британского музея. Однако подполковник Барт продолжал выжидать.
И только после того, как 3 февраля 1946 года американское радио сообщило о раскрытии в Канаде советской шпионской группы, а 15 февраля премьер-министр Канады Маккензи выступил с официальным заявлением по этому поводу, он решил действовать.
15 февраля 1946 года Барт позвонил Мею на работу в Шелл-Макс-Хаус и пригласил посетить Управление по атомной энергии, сообщив, что ему надо навести некоторые рутинные справки. Во время беседы за чашкой чая Барт прямо заявил Мею, что он знает о его сотрудничестве с советской разведкой и о несостоявшейся встрече у Британского музея. Немного опешивший Мей после продолжительного раздумья признался, что в самом деле, будучи в Канаде, встречался с русским в период с января по сентябрь 1945 года и передал ему образцы урана.
При всем при том, несмотря на признание, Алан Мей был арестован только 4 марта 1946 года.
Суд над ним начался 1 мая 1946 года. Государственный прокурор сэр Хартли Шоукросс обвинил его в нарушении Закона о государственной тайне посредством «передачи между 1 января и 30 сентября 1945 года неизвестному человеку информации, которая предназначалась для прямого или косвенного использования врагом». Несмотря на возражения адвоката судья Оливер вынес Мею обвинительный приговор — 10 лет тюремного заключения.
Мей отбывал срок в Уэйкфилдской тюрьме в Йоркшире. В январе 1953 года его за примерное поведение досрочно освободили, после чего он устроился на малозначительную работу в Кембридже. Впоследствии он снова стал заниматься физикой, в частности, исследованиями по теории усталости металла, а его статьи стали появляться в одном из ведущих научных журналов мира «Nature».

Алан Нанн Мей (Alan Nunn May) Алан Нанн Мей (Alan Nunn May)

В 1962 году он покинул Англию и перебрался в Гану, где ему предоставили место специального профессора физики в местном университете. Однако, самое главное, Мей никогда не раскаивался в содеянном. Это очень верно подметил известный английский научный обозреватель Г. Пинчер, сказавший:
«Он сумел вернуться в научный мир и получить признание, не дав ни малейшего повода заподозрить его в раскаянии или компромиссе с обществом, чьей безопасности он угрожал, когда передавал секреты атомной бомбы русским, политическому делу которых он был тайно предан».
Скончался 12 января 2003 года в Кембридже.

Источники информации:

1. Колпакиди, Прохоров «Империя ГРУ»
2. сайт Википедия




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: