Резидентура «Дора»

Резидентура «Дора» снабжала Москву весьма важной информацией, касающейся изменений в дислокации сухопутных, авиационных и военно-морских сил Италии и Германии, состояния итальянской и германской военной промышленности и судостроения, поставках вооружения для генерала Франко.
Резидентура «Дора» насчитывала в общей сложности 77 человек. Из них действовало:
— в Женеве — 19 человек,
— в Берне – 15 человек,
— в Цюрихе – 9 человек,
— в других городах Швейцарии – 27 человек,
— в Германии – 17 человек,
— в Италии – 2 человека,
— в Австрии – 3 человека,
— во Франции — 5 человек.
Распределялась агентурная сеть в основном по 4-м групповодам :
— «Пакбо» — 34 человека,
— «Сиси» — 20 человек,
— «Пьер» — 4 человека,
— «Джим» — 9 человек.
Руководил резидентурой «Дора» Шандор Радо.

Шандор Радо Шандор Радо (Radó Sándor; 5 ноября 1899 года, Уйпешт, ныне в составе Будапешта, Австро-Венгрия — 20 августа 1981 года, Будапешт, Венгерская Народная Республика) — советский разведчик, венгерский картограф и географ, доктор географических и экономических наук (1958 год), революционер.
Родился в ноябре 1899 года в Будапеште. После окончания гимназии и получения аттестата зрелости был призван в армию и направлен в офицерскую школу крепостной артиллерии. Одновременно ему удалось поступить в Будапештский университет на юридический факультет.
Закончив офицерскую школу, Радо в 1918 году был направлен в артиллерийский полк, где в октябре его застала венгерская буржуазная революция.
После провозглашения в марте 1919 года Венгрии советской республикой Радо участвовал в боях в рядах венгерской Красной Армии, а после падения Венгерской советской республики в сентябре 1919 года эмигрировал в Австрию. Находясь в Вене, Радо продолжил образование в Венском университете, одновременно активно работая на Коминтерн, являясь руководителем информационного агентства Роста-Вин.
В 1921 году Шандор был приглашен в Москву на III конгресс Коминтерна, откуда вернулся в Вену, а вслед за тем переехал в Германию в Лейпциг, где стал одним из руководителей готовившегося на октябрь 1923 года вооруженного восстания.
Когда восстание не состоялось, руководство КПГ, учитывая возможность ареста Радо, направило его в 1924 году в Москву. Летом 1925 года Радо вместе с женой Леной и старшим сыном Имре возвращается в Германию, где работает в основанном им агентстве «Пресс-географи», одновременно читая лекции в марксистской школе в Берлине. После прихода к власти Гитлера Ш. Радо переехал в Париж, где открыл информационное агентство «Инпресс».
В октябре 1935 года Ш. Радо по приглашению редакции «Большого Советского Атласа» приехал в Москву. Здесь у него состоялась встреча с заместителем начальника Разведупра А. Артузовым. Артузов предложил ему перейти на работу в военную разведку в качестве разведчика-нелегала. Радо ответил согласием, и проинструктированный начальником Разведупра С. Урицким, он в декабре 1935 года выезжает в Париж. Перед ним была поставлена задача организовать в Бельгии под видом информационного агентства нелегальную резидентуру для сбора интересующих СССР данных по Германии и Италии. В качестве запасного варианта была Швейцария.
Закрыв агентство «Инпресс» в Париже, Радо попытался основать новую фирму в Брюсселе, однако бельгийские власти наотрез отказали ему. Тогда Радо весной 1936 года обратился с аналогичной просьбой к швейцарским властям, и в мае получил разрешение на открытие акционерного общества «Геопресс» в Женеве и вид на жительство.

«Геопресс» как единственная в своем роде фирма современной картографии сравнительно быстро стала известной, что помогло Ш. Радо приобрести аккредитацию при отделе печати Лиги Наций и получать заказы на изготовление карт от разных официальных учреждений многих европейских стран. Поэтому материалы, посылаемые им в Москву через сотрудника легальной резидентуры Разведупра в Швейцарии Полякову, высоко ценили в Центре. В июне 1937 года, в связи с отзывом Поляковой в Москву, Радо был передан на связь Анулову («Коля»). По заданию Л. Анулова во второй половине 1937 года Ш. Радо совершил поездку по Италии, во время которой ему предстояло собрать сведения о переброске в Испанию немецких и итальянских войск и вооружений. Используя деловые связи, в частности с фирмой «Фиат» и итальянским министерством авиации, Ш. Радо сумел осмотреть несколько портов. В Специи ему удалось побывать на борту крейсера «Джованни делла Банде Нере» и выяснить его боевую задачу на ближайшее время. В Неаполе и Палермо им были отмечены немецкие солдаты, отправляющиеся в Испанию. Собранные сведения Ш. Радо передал Анулову во время очередной встречи в Париже.
В апреле 1938 года Л. Анулова неожиданно отзывают в Москву. Перед отъездом он по приказу Центра передал на связь Радо швейцарскую группу О. Пюнтера. Именно с этого момента Радо становится нелегальным резидентом Разведупра в Швейцарии.

Отто Готфрид Пюнтер Отто Готфрид Пюнтер (Otto Pünter, 4 апреля 1900 года, Берн — 13 октября 1988 года, Берн) — швейцарский журналист, работник информационных агентств Res Publica, корреспондент социал-демократической прессы в Бундхаусе, участник сопротивления против фашизма, представитель Союза журналистов при швейцарском правительстве. Член разведывательной сети «Красная капелла». Оперативный псевдоним «Пакбо».
В 1927 году он стал членом агентства печати Res Publica и начал работать в информационном агентстве социал-демократической партии. В конце 1930-х годов и до конца Второй мировой войны он возглавлял это агентство.
Группа «Пакбо» сотрудничала с Шандором Радо («Дора»).
Пюнтер передал британской разведке важную информацию о местах производства ракет Фау-1 и Фау-2, что привело к бомбардировке этих фабрик.

Из-за того, что после 1 сентября 1939 года в связи с началом второй мировой войны Швейцария наглухо закрыла свои границы контакт Ш. Радо с Центром прервался. Несмотря на то, что у Ш. Радо был радиопередатчик, наладить связь через него было невозможно ввиду отсутствия обученного радиста. В этом сложном положении Центру ничего не оставалось, как приказать резиденту нелегальной резидентуры «Соня» в Швейцарии У. Кучински установить контакт и помочь ему наладить связь с Москвой.
Ш. Радо основательно ответил на вопросы Центра: его бюро продолжало работать, хотя количество заказов в связи с войной резко сократилось, организация связи через Италию в настоящее время не реальна, поэтому необходимы подготовленные радисты, шифр, кодовая книга и программа связи. Центр, получив сообщение Ш. Радо, принял решение передавать его донесения через радиопередатчик «Сони». А в марте 1940 года в Женеву из Брюсселя приехал Гуревич («Кент»), который привез Радо шифр, кодовую книгу, программу связи и провел с ним инструктаж. К сожалению, он не смог привести Радо денег, так как при пересечении границы его могли арестовать за контрабанду валюты.
В июне 1940 года Ш. Радо привлек к работе в качестве радистов супругов Эдмонда («Эдуард») и Ольгу («Мауд») Хамель. Обучившись у Кучински работе на ключе, они с августа 1940 года начали работать самостоятельно, смонтировав передатчик у себя дома.
После отъезда Кучински в декабре 1940 года в Великобританию, Центр принял решение, что Леон Бёртон и Алексанлр Фут, работавшие у нее в группе, останутся в качестве радистов у Ш. Радо. Также по указанию Центра радиопередатчик Фута был переведен в Лозанну, а Бёртон должен был оставаться в Женеве и служить связником между Радо и Футом.
В марте 1941 года Фут наладил устойчивую связь с Москвой. До лета 1942 года он получал тексты сообщений через Бёртона, а когда тот уехал в Англию — от самого Радо или его жены Лены («Мария»).
В мае 1941 года в связи с приближающейся угрозой нападения фашистской Германии Центр приказал Радо установить контакт с резидентурой Р. Дюбендорфер («Сиси»), которая находилась без связи с Москвой с сентября 1939 года. Произошло слияние обеих групп в единую резидентуру «Дора», однако Р. Дюбендорфер сохранила относительную самостоятельность. В частности, некоторые сообщения в Центр она передавала своим личным шифром, который был неизвестен Радо. Быть может, это было связано с тем, что ее группе было поручено особое секретное задание.
Как и другие европейские резиденты Разведупра, Ш. Радо постоянно докладывал в Центр в мае-июне 1941 года о нападении Германии на СССР в самое ближайшее время.
После нападения фашистской Германии на СССР Центр передал Радо следующее указание:
«1.7.41. Доре
Все внимание — получению информации о немецкой армии. Внимательно следите и регулярно сообщайте о перебросках немецких войск на Восток из Франции и других западных районов.
Директор.»
В феврале 1942 года Р. Дюбендорфер установила контакт с сотрудником МБТ Христианом Шнейдером («Тейлор»), который оказался крайне осведомленным человеком. Однако самое главное было то, в числе его знакомых был Рудольф Рёсслер, которого называют одним из самых лучших агентов второй мировой войны (подробнее).
Из-за увеличения объема передаваемой в Москву информации Радо привлек к работе в качестве радиста молодую антифашистку Маргариту Болли («Роза»). С помощью Э. Хамеля был собран третий передатчик, который разместили на квартире Болли в Женеве. После обучения у А. Фута Болли в августе 1942 года стала выходить в эфир. Таким образом у резидентуры появилось три радиопередатчика — два в Женеве и один в Лозанне.
Очень активная работа подпольных радиопередатчиков на территории Швейцарии сильно беспокоила немецкую контрразведку. В зондеркоманде «Красная капелла» они проходили под названием «Красная тройка». Точно установить принадлежность «Красной тройки» к советской разведке зондеркоманда смогла после ареста во Франции в ноябре 1942 года А. Гуревича («Кент») и Л. Треппера («Отто»). С помощью захваченных шифров гестапо удалось прочитать часть радиограмм «Доры», после чего руководство контрразведки схватилось за голову — через Швейцарию шла утечка секретной информации из высшего военного командования вермахта.
Тем не менее, ликвидация передатчиков «Доры» была затруднена тем, что они действовали на территории нейтрального государства. Поэтому работа по «Красной тройке» была поручена так называемому бюро «Ф», резидентуре VI Управления РСХА, которой руководил Ганс Мейснер, числившийся генеральным консулом Германии в Берне.
В конце 1942 года Мейснер поручил своему агенту в Женеве Гансу Петерсу постараться завязать отношения с Маргаритой Болли. Может быть, на нее вышли, ведя слежку за женой Ш.Радо Леной или О.Пюнтером, имена которых были хорошо известны гестапо. У Петерса получилось влюбить в себя 23-летнюю девушку. Самое ужасное, что Болли не поставила в известность о своем новом знакомом Ш. Радо. Так гестапо проникло в агентурную сеть Радо и получило возможность наблюдать ее изнутри.
К лету 1943 года бюро «Ф» в Берне, сравнив и проанализировав агентурные данные и дешифрованные тексты радиоперехватов, составило список возможных членов «Красной тройки». Туда входили Ш. Радо, его жена Лена, О. Пюнтер, Р. Дюбендорфер, Э. Хамель, А. Фут, М. Болли. Резидентом считался Радо, а заместителем — О. Пюнтер.
Тем не менее источники информации немецкой контрразведкой выявлены не были…
Выявив группу, немцы стали предпринимать шаги по ее ликвидации. Начальник VI управления РСХА В. Шелленберг два раза конспиративно посетил Швейцарию, где встречался с начальником спецслужб швейцарской конфедерации бригадным полковником Роже Массоном и комиссаром полиции Швейцарии Мауерером.
Под давлением Шелленберга Массоном и Мауерером была создана передвижная служба радиопеленгации под командованием лейтенанта швейцарской разведки Трейрера, в которую вошли также сотрудники бюро «Ф» ротмистр Ганс фон Пескаторе и оберефрейтор Вилли Пирт. В их распоряжении находились три машины радиопеленгации, с помощью которых они старались выявить местопребывание женевских радиопередатчиков. Операция началась в сентябре 1943 года, а уже в начале октября было установлено место выхода в эфир — небольшой, отдельно стоящий домик на шоссе Флориссан. 14 октября 1943 года во время передачи были арестованы Эдмонд и Ольга Хамели. В этот же день была арестована и М. Болли, которую задержали на квартире Г. Петерса. На допросах они всячески отрицали свою связь с советской разведкой, а когда им предъявили фотографию Ш. Радо, заявили, что видят этого человека первый раз.
Ш. Радо, предупредив о провале А.Фута, в связи с угрозой ареста перешел на нелегальное положение, укрывшись вместе с женой в квартире надежного человека — доктора Бианки. Оперативное руководство резидентурой было передано О. Пюнтеру, а связь между ним и Ш. Радо осуществлял А. Фут, который к тому же оставался единственным радистом.
Фут был арестован в квартире в Лозанне  во время сеанса связи в ночь на 20 ноября 1943 года. Перед тем как полиция взломала дверь, он сумел ударом молотка вывести из строя передатчик и сжечь на свече телеграммы. Во время допросов Фут утверждал, что работал на одну из западных держав-союзников, передавал ей информацию о гитлеровской Германии, сообщников в Швейцарии не имел.
Контрразведка Швейцарии решила воспользоваться арестом радиста и провести радиоигру с советской разведкой, однако с самого начала совершила ошибку — шифровала сообщения кодом Радо, а не Фута.
В Центре поняли, что ведется игра и постарались увести щвейцарцев по ложному пути. Когда у Массона осознали, что идут на поводу, то начались новые аресты.
19 апреля 1944 года были арестованы Р. Дюбендорфер, П. Беттхер и Х. Шнейдер, а ровно через месяц был задержан Р. Рёсслер («Люци»). Стоит заметить, что задержание Рёсслера со стороны бригадного полковника Массона было вынужденным. Он боялся, чтобы в ходе проводимого расследования не вскрылся факт сотрудничества Рёсслера со швейцарской разведкой. В этом случае боевикам В.Шелленберга ничего не стоило бы похитить или уничтожить его. Допустить этого Р. Массон не мог, а единственным местом, куда агенты гестапо и СД проникнуть не могли, была швейцарская тюрьма.
Фактически резидентура «Дора» была разгромлена…
В этой обстановке, к тому же не имея связи с Центром,  оставаться в Швейцарии на нелегальном положении для Ш. Радо не было никакого смысла. Вследствие этого 16 сентября 1944 года он и его жена Лена с помощью французских партизан-маки нелегально перешли франко-швейцарскую границу и направились в город Аннси в Верхней Савойе, где власть принадлежала коммунистам. Оттуда в сопровождении членов движения Сопротивления они выехали в Париж и прибыли в освобожденную столицу Франции 24 сентября 1944 года. Там 26 октября 1944 года Радо установил контакт с представителями ГРУ и сообщил подробности разгрома швейцарской резидентуры.
5 января 1945 года на советском самолете Ш. Радо, А. Фут, Л. Треппер и другие нелегалы вылетели в Москву.
Опасаясь, что в Москве не будут объективно заниматься разбором дела и всю вину за провал резидентуры взвалят на него, Радо во время остановки в Каире, бежал из гостиницы «Луна-парк» и обратился с просьбой о политическом убежище в английское посольство. Однако англичане посчитали, что Игнатий Кулишер, бывший советский военнопленный, репатриируемый в СССР (паспорт на это имя вручили Ш. Радо перед вылетом в Париже) не представляет для них интереса, и отказали ему в просьбе. Находясь в шоковом состоянии, через два часа после посещения посольства Радо попытался покончить жизнь самоубийством. К счастью, ему вовремя оказали медицинскую помощь и поместили в госпиталь, а после выздоровления — в лагерь для интернированных лиц.
Советский посол в Египте вручил властям ноту, в которой говорилось, что Игнатий Кулишер совершил на территории СССР убийство, и потребовал его выдачи. Не желая ссориться с Советским Союзом, каирские власти передали Радо в августе 1945 года официальным представителям СССР. Его доставили в Москву и передали органам военной контрразведки (СМЕРШ).
После более чем полугодового следствия Ш. Радо в декабре 1946 года был осужден Особым совещанием при МГБ СССР на 10 лет тюремного заключения за шпионаж. Ему вменялось в вину:
1. провал швейцарской резидентуры, произошедший по его халатности при хранении шифров, оперативных материалов и из-за отсутствия необходимой конспирации;
2. в его агентурной сети были агенты-двойники, работавшие одновременно на советскую, английскую, французскую и швейцарскую разведки («Лонг», «Зальцер», «Люци» и другие);
3. то, что он сам был двойником. (Это обвинение было выдвинуто на основании телеграммы Ш. Радо в Центр после ареста всех радистов, в которой он предлагал передавать сведения в Москву через английское посольство, а также по факту его бегства в Каире.)
Несомненно, все эти обвинения не имели под собой ни малейшего основания…
В 1954 году специальной комиссией ГРУ, которая занималась пересмотром дел арестованных разведчиков, была доказана необоснованность всех обвинений Радо.  Он был освобождён из заключения и выехал в Будапешт, где с 1955 года руководил картографической службой ВНР.
В 1958 — 1966 годах Шандор Радо был профессором, заведующим кафедрой картографии Университета экономических наук имени Карла Маркса в Будапеште.
С 1965 года руководил периодическим информационным изданием «Картактуаль», которое было освещало вопросы картографии и геодезии.
Скончался в Будапеште в возрасте 81 года.

Источники информации:

1. Колпакиди, Прохоров «Империя ГРУ»
2. сайт Википедия




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: