Нелегкая судьба резидента

Анатолий Маркович Гуревич
Анатолий Маркович Гуревич (7 ноября 1913 года, Харьков, Российская империя — 3 января 2009 года, Санкт-Петербург, Россия) — сотрудник советской военной разведки ГРУ, разведчик-нелегал, один из руководителей «Красной капеллы».

После того, как Анатолий Макарович Гуревич («Кент») принял бельгийскую резидентуру от Леопольда Треппера, он, по сути, начал налаживать работу в Бельгии заново. В его непосредственное распоряжение перешли арестованный бельгийцами в начале войны и освобожденный немцами Г.Избуцкий («Боб»), и не сумевший выехать во Францию М.Макаров («Хемниц»).
Из-за того, что владелец фирмы «Форин экселент тренч-коут» Л.Гроссфогель был евреем, она попала под немецкий секвестр. «Крыша» была утеряна, поэтому первоочередной для Гуревичем стала задача по ее организации. С помощью дочери чешского миллионера Маргариты Барча, с которой у него возникли близкие отношения, Анатолий Макарович организовал акционерное общество «Симэкско» и стал его президентом, о чем вскоре сообщил «Королевский вестник» Бельгии. Филиалы общества были открыты в Париже, Берлине, Праге, Марселе и других городах Европы.
«Уругваец» Винсент Сиерра («Кент») был принят в самые высокие деловые круги, а кроме того, у него сложились отличные отношения с немецкими военными властями. При их поддержке он получил пропуск, дающий право на круглосуточное передвижение по оккупированным Бельгии и Нидерландам за подписями комендатуры и гестапо с предложением оказывать его владельцу содействие в передвижении на автомашине.
Через «Симэкско» руководство тыла гитлеровских войск размещало в оккупированных странах заказы для нужд армии.
В то же время «Кент» проводил немалую работу по привлечению новых источников. В частности, он завербовал Исидора Шпрингера («Ромео») — бельгийца, который передавал ему сведения по дислокации немецких войск в Бельгии.
К началу войны Германии с СССР резидентура А.Гуревича включала следующих лиц:
— Макаров Михаил Варфоломеевич («Хемниц») – радист;
— Софи Познански («Ферунден», «Йозеф») – шифровальщица;
— Рита Арно («Джульетта») — содержательница радиоквартиры в Брюсселе;
— Шпрингер Исидор («Ромео») – информатор;
— Избуцкий Герман («Боб») – информатор;
— Райхман  Абрахам («Фабрикант») — руководитель паспортной группы.
Кроме того, резидентура имела конспиративные квартиры в Брюсселе и Кнокке и поддерживала с помощью курьеров (многие из них работали в фирме «Симэкско») связь с Леопольдом Треппером в Париже и подпольными группами Сопротивления в Голландии.
В марте 1940 года Гуревич выезжал в Швейцарию, где встречался с нелегальным резидентом Разведупра Шандором Радо («Дора»). Во время этой поездки он передал Радо новые шифры, инструкции по принципам организации радиосвязи и ее маскировки, что значительно облегчило работу Радо в дальнейшем.
Связь с Центром оставалась по-прежнему слабым местом. В июне 1941 года Центр пошел на вынужденный шаг — поручил радисту нелегальной резидентуры «Паскаль» (возглавлял капитан ГРУ Ефремов Константин Лукич) в Бельгии установить контакт с А.Гуревичем и оказать помощь ему и Л.Трепперу.
Выполняя приказ Центра, Ефремов через М.Пепера установил связь с «Отто» (Треппер) и «Кентом» (Гуревич).
Из-за свойственной Трепперу самоуверенности и переоценки своих возможностей резидентуры Гуревича, Ефремова, и самого Треппера переплелись между собой и образовали рыхлую, плохо законспирированную сеть, в которой Треппер пытался играть роль Большого шефа. Однако все эти ошибки сказались позже, а пока в Центр регулярно направлялась важная информация…
В конце сентября 1941 года А.Гуревич получает радиограмму из Центра, в которой ему предписывается отправиться в Берлин и вступить в контакт с неким Куртом Шульце, радистом нелегальной резидентуры ГРУ «Альта». А 11 октября 1941 года он принял радиограмму, где говорилось, что во время поездки в Берлин он должен встретиться с А.Харнаком и Х.Шульце-Бойзеном, узнать причины, по которым с ними отсутствует связь и получить информацию для передачи в Москву.
26 октября 1941 года Гуревич прибывает в Берлин и устанавливает контакт с К.Шульце и Х.Шульце-Бойзеном. Узнав, что радиосвязи с Москвой нет из-за неисправности передатчиков, он передал К.Шульце и радисту Шульце-Бойзена Г.Коппи новую систему шифрования и взял для передачи через свой радиопередатчик сведения, собранные берлинскими группами.
5 ноября 1941 года «Кент» выехал из Берлина и благополучно вернулся в Брюссель, блестяще выполнив поставленную перед ним задачу. В Брюсселе он сообщил в Центр о результатах поездки и передал подробные разведданные, полученные от сетей Арвида Харнака («Корсиканца»), Ильзы Штёбе («Альты») и Харро Шульце-Бойзена («Старшины»), в серии радиограмм, отосланных 21, 23, 25, 26, 27 и 28 ноября 1941 года.
В Центре высоко оценили поступающую от Гуревича информацию. В одной из радиограмм «Кенту» сообщили: «Добытые вами сведения доложены Главному хозяину (то есть Сталину. — автор) и получили его высокую оценку. За успешное выполнение задания вы представлены к награде».
Однако из-за большого объема информации радистам резидентуры Гуревича довелось слишком часто выходить в эфир. Они были также сильно перегружены и в последнюю неделю своей работы передавали данные более пяти часов в день, что делало их легкой добычей для немецких пеленгаторов. Наряду с тем, радисты не всегда успевали уничтожать зашифрованные тексты.
В Главном управлении имперской безопасности (РСХА) была создана зондеркоманда «Красная капелла» под началом штурмбанфюрера СС Фридриха Панцингера и гауптштурмфюрера СС Карла Гиринга, в задачу которой входила борьба с нелегальными передатчиками. В Бельгии пеленгацией и поиском передатчиков руководил капитан абвера Гарри Пипе.
В итоге 13 декабря 1941 года подразделение зондеркоманды «Красная капелла» во главе со штурмбанфюрером СС Фридрихом Панцингером совершило налет на конспиративную квартиру резидентуры «Кента» в Брюсселе на улице Артебатов, 101 и арестовало радиста М.Макарова («Хеймниц»), шифровальщицу Софи Познански («Ферунден»), радиста-стажера из парижской резидентуры ГРУ, возглавляемую Леопольдом Треппером, Д.Ками («Деми») и хозяйку конспиративной квартиры Риту Арну («Джульетта»). Таким образом нелегальная резидентура ГРУ в Бельгии, руководимая Гуревичем, была разгромлена, а он сам чудом избежал ареста.
Леопольду Трепперу, также зашедшему в дом (в этот день он собирался по старой памяти устроить выволочку Макарову за нарушение правил конспирации), удалось уйти, предъявив документы «Организации Тодта».
Однако что самое ужасное, гестапо были захвачены шифрованные тексты передававшейся информации, которые радисты не успели уничтожить. Теперь немцам требовалось только время и упорство, чтобы расшифровать сообщения передатчика Гуревича и выяснить имена и адреса, содержавшиеся в радиограммах от 10 и 11 октября 1941 года…
Вся агентура была законсервирована, а Треппер немедленно выехал в Париж. Туда же вскоре уехала и Маргарита Барча («Блондинка»), ставшая в июне 1941 года женой Гуревича. Из Парижа она отправилась в Марсель, где к ней присоединился А.Гуревич. Но локализовать провал не удалось — сказались ошибки, которые были допущены ранее. Что плохо, ни Центр, ни Треппер не придали провалу серьезного значения. Центр, не дожидаясь выяснения возможных последствий ареста Макарова, принял решение о передаче оставшихся членов резидентуры Гуревича на связь Ефремову («Паскалю»). Треппер же поручил следить за развитием ситуации в Бельгии самому ненадежному агенту — А.Райхману. Кроме того, он сообщил марсельский адрес Гуревича его преемнику Ефремову, который переслал по нему часть вещей Гуревича, оставшихся в Брюсселе.
Кропотливая многомесячная работа гестапо по расшифровке перехваченных радиосообщений и захваченных при аресте радистов Гуревича шифрограмм в августе 1942 года завершилась успехом. В итоге были установлены личности Харнака, Шульце-Бойзена и радиста Штёбе Шульце и их адреса и установлено постоянное наблюдение за ними. В конце августа член сети Шульце-Бойзена Хорст Хайльман, имевший связи в шифровальном отделе ОКВ, узнал о том, что гестапо подобрало ключи к радиопередачам советских подпольных агентов и попытался предупредить его, но было уже поздно. Начались аресты подпольщиков и разведчиков.
31 августа 1942 года был арестован Шульце-Бойзен, 3 сентября 1942 года —  Харнак и жена Шульце-Бойзена Либертас, 12 сентября 1942 года — Штёбе, затем взяли Кукхофа, Лемана и другие членов агентурных сетей «Корсиканца», «Старшины» и «Старика». Берлинская резидентура ГРУ и ИНО НКВД была разгромлена…
9 ноября 1942 года в Марселе был арестован гестапо и А.Гуревич. Находясь под арестом, он вынужден был участвовать в радиоигре с Центром, которую затеяло руководство зондеркоманды «Красная капелла»…
«Кент» оставался в немецком плену до самого конца войны, однако и там продолжал работу. В итоге произошло невообразимое — арестованный разведчик завербовал сотрудника контрразведки. Бесспорно, для этого были объективные причины. Во-первых, приближающееся поражение Германии в войне. Во-вторых, Паннвиц, как бывший помощник начальника РСХА Г.Гейдриха в Чехословакии, запятнал свои руки кровью при уничтожении Лидице и расстреле английских парашютистов. Вследствие этого попадать в руки союзников ему несомненно не хотелось, и работа на советскую разведку стала для него спасительным выходом. Продолжительное время Паннвиц под видом радиоигры передавал в Москву интересующую ее информацию, а когда к Парижу начали подходить войска союзников, уехал в альпийскую деревушку, прихватив с собой парижский архив зондеркоманды «Красная капелла». Вместе с ним покинули Францию Гуревич, радист Паннвица Г.Стлука и его секретарша Э.Кемпа.
После окончания военных действий Гуревич прибыл в расположение французских частей, представился майором Красной Армии Виктором Соколовым, осуществляющим вместе с сопровождающими его людьми специальное задание в немецком тылу, и потребовал связать его с советской военной миссией в Париже. Его требование выполнили, и в июне 1945 года он, Паннвиц, Стлука и Кемпа, захватив с собой архив, на советском самолете вылетели в Москву.
Сразу по прилету Гуревич был арестован органами контрразведки. В 1945 — 1947 годы находился в тюрьме НКВД по обвинению в измене Родине.
В январе 1947 года особым совещанием при МГБ СССР был приговорён к 20 годам заключения по статье 58-1 «а» УК РСФСР («измена Родине»); по октябрь 1955 года находился в лагерях Воркуты.
В 1955 году Гуревич был освобождён по амнистии, однако не реабилитирован.
В 1958 году Анатолий Маркович Гуревич начал искать справедливость, писал письма в различные инстанции, но опять был арестован. В 1960 году освобождён из мордовского лагеря условно-досрочно.
22 июля 1991 года Анатолий Маркович Гуревич был полностью реабилитирован.
Умер в 95-летнем возрасте от продолжительной болезни в Санкт-Петербурге в ночь на 2 января 2009 года. Похоронен на Богословском кладбище.

Источники информации:

1. Колпакиди, Прохоров «Империя ГРУ»
2. сайт Википедия




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: