Большой шеф «Красной капеллы»

В конце 1930-х годов, прекрасно понимая, что война может начаться в любое мгновение, руководство советской военной разведки предприняло меры для организации сбора информации в военное время. С этой целью в середине 1938 года в Бельгию был направлен нелегал Разведупра Леопольд Треппер («Отто»), ставший позднее известным как Большой шеф «Красной капеллы».

Леопольд Теппер Леопольд Треппер (לאופולד טרפר) родился 23 февраля 1904 года в галицийском городке Новы-Тарг в семье еврея-коммивояжера. Его семья влачила бедное существование, однако Леопольд сумел поступить в Краковский университет и проучиться там около года, пока нужда не заставила бросить учебу и устроиться на работу каменщиком.
1918 год — Треппер примыкает к еврейской молодежной организации «Хашомер хацаир», которая сотрудничала с компартией Польши, а в 1920 г. вошел в состав ее руководства.
1923 год —  за участие во всеобщей забастовке арестован польской полицией и 8 месяцев провел в тюрьме. Апрель 1924 года — при помощи сионистской организации «Гехалуц» эмигрировал в Палестину.
1925 год — вступил в Коммунистическую партию Палестины и принял активное участие в подпольной работе против английских оккупантов.
Апрель 1928 года — арестован вместе с группой еврейских активистов и заточен в тюрьму Хайфы. Несмотря на то, что вскоре арестованных освободили, оставаться в Палестине Леопольду больше было нельзя — англичане грозили ему депортацией на один из британских островов. Поэтому в конце 1929 года он нелегально переправляется во Францию, где первое время работал посудомойщиком в одном из марсельских ресторанов, а затем перебрался в Париж, к другу детства Альтеру Штрому, который свел его с представителями компартии Франции. Через некоторое время Треппера назначают представителем еврейской секции при ЦК ФКП, и он вновь включается в партийную работу.
Конец 1930 года — Треппер женится на Любе Бройде, с которой познакомился еще в Палестине, а 3 апреля 1931 года у них родился сын Мишель.
Июнь 1932 года — его приятель Альтер Штром, который являлся помощником нелегального резидента Разведупра во Франции Исайи Бира, контролировавшего сеть так называемых рабкоров газеты «Юманите» и прозванного французской полицией за свою неуловимость «Фантомасом», был арестован французской полицией. Трепперу пришлось срочно покинуть Францию и отправиться в Москву.
В Москве Леопольд поступает в Коммунистический университет национальных меньшинств Запада им. Ю.Ю.Мархлевского. По окончании его в 1935 году он начинает работать редактором отдела культуры в газете «Эмес», которая издавалась для евреев, проживающих в СССР.
1936 года — в Москву возвращается отбывший срок во французской тюрьме А.Штром. По рекомендации Штрома начальник Разведупра Я.Берзин направляет Треппера во Францию с целью установить имя предателя, виновного в провале нелегального резидента Бира и добыть доказательства непричастности ФКП к работе военной разведки.
Декабрь 1936 года — Л.Треппер нелегально выезжает во Францию, где успешно справляется с заданием. Он установил, что провал произошел по вине нелегала Разведупра Роберта Гордона Свитца, до 1932 года работавшего в США и перевербованного там ФБР.

Май 1937 года — начальник Разведупра Я.Берзин предложил Л.Трепперу стать сотрудником советской военной разведки, на что тот ответил согласием.
Июль 1937 года — Треппера посылают в Бельгию для организации работы по добыванию паспортов, необходимых для легализации в зарубежных странах. В Брюсселе Треппер привлек к работе Лео Гроссфогеля, с которым познакомился в Палестине.

Гроссфогель Лео Лео Гроссфогель (Leon Großvogel) (27 ноября 1904 года – 16 декабря 1942 года) — советский разведчик, псевдонимы «Андре», «Ксавье» и «Суше».

Гроссфогель, основавший в Бельгии вместе с членами своей семьи фирму «Король каучука», стал ее коммерческим директором. Через Л.Гроссфогеля, получившего псевдоним «Андре», Л.Треппер связался с крупным дельцом по скупке и продаже документов Абрахамом Райхманом («Фабрикант») и договорился с ним о постоянной работе по добыванию паспортов для советской разведки.
Май 1938 года — Треппер возвращается в Москву и предлагает Центру план создания в Бельгии паспортной резидентуры. По этому плану опорной базой резидентуры должна была стать фирма «Король каучука» во главе с Гроссфогелем, а для легализации вновь прибывающих нелегалов и пункта связи с Москвой следовало организовать фирму «Форин экселент тренч-коут» по экспорту-импорту индустриальных отходов. Руководство Разведупра приняло предложение Л. Треппера и поставило перед ним задачу — создать резидентуру связи, которая будет надежно работать в военное время. Резидентом был назначен Л.Треппера, а его заместителем —  Л. Гроссфогель.
Осень 1938 года — Треппер с паспортом на имя канадского промышленника Адама Миклера, снабженный крупной суммой в 10000 долларов, прибывает в Брюссель. С помощью Л.Гроссфогеля он в скором времени открывает фирму «Форин экселент тренч-коут», директором которой становится известный гражданин Бельгии Жюль Жаспар, чей брат одно время занимал пост премьер-министра.
Следующим шагом стала организация отделений фирмы в Скандинавских странах. Одновременно Л.Треппер создает сеть конспиративных и радиоквартир.
Апрель 1939 года — в помощь Л.Трепперу из Центра посылают двух кадровых сотрудников Разведупра — А.М.Гуревича («Кент») и М.В.Макарова («Хемниц»).

Гуревич Анатолий Маркович, "Красная капелла" Анатолий Маркович Гуревич (7 ноября 1913 года – 3 января 2009 года) — сотрудник советской военной разведки, разведчик-нелегал, один из руководителей «Красной капеллы».
Анатолий Гуревич родился 7 ноября 1913 года в Харькове. После революции его семья переезжает в Ленинград, где он заканчивает школу и начинает работать на первых порах разметчиком на заводе «Знамя труда», потом участковым милиционером и заместителем начальника штаба ПВО района.
1937 год — со второго курса института, готовящего кадры для «Интуриста», Гуревича под псевдонимом Антонио Гонсалес отправляют в Испанию. Там старший военный советник генерал Григорович (Григорий Штерн) направляет его переводчиком-адъютантом командира подводной лодки С-4 к капитан-лейтенанту Ивану Бурмистрову. Воевал Гуревич успешно и даже был представлен к ордену, который, правда, так и не получил. По возвращении из Испании лейтенант Гуревич получил назначение в Разведупр.
Весна 1939 года — после полугодичного обучения он был командирован в Бельгию в резидентуру Треппера в качестве помощника и радиста.
15 апреля 1939 года — Гуревич, получивший псевдоним «Кент», через Финляндию, Швецию и Норвегию прибыл в Брюссель, имея при себе уругвайский паспорт №4643, выданный уругвайским консульством в Нью-Йорке на имя Винсента Сьерра, родившегося 3 ноября 1911 года и проживающего в Монтевидео на улице Колумба, 9.
В Брюсселе он снял роскошную квартиру на авеню Беко, поступил в столичный свободный университет, где начал изучать бухгалтерское дело и торговое право, завел знакомства в крупных коммерческих кругах.

 

Михаил Варфоломеевич Макаров, "Красная капелла" Михаил Варфоломеевич Макаров (1915 год – 1942 год) — советский военный разведчик времён Второй мировой войны.
Кадровый офицер Разведупра, закончивший Московский институт иностранных языков, воевавший в Испании в качестве переводчика при авиаэскадрильи.
Легализовался в Бельгии в качестве уругвайского гражданина Карлоса Аламо и при помощи Л.Треппера стал директором магазина фирмы «Король каучука» в городе Остенде.

Так как основной задачей резидентуры Л.Треппера была деятельность по добыванию документов и организация связи с Центром во время войны, прямой разведывательной деятельности ею не велось. Помимо того, слабым местом оказалась организация радиосвязи с Москвой и контакты с Центром приходилось вести через легальную резидентуру в Бельгии, которой руководил И.А.Большаков.
Вторым слабым местом резидентуры Треппера оказалась паспортная группа Абрахама Райхмана («Фабриканта»). Дело в том, что «Фабрикант» стал заниматься скупкой и перепродажей документов, что грозило ему арестом. Первый арест произошел в июле 1938 года. Выпущеный из тюрьмы при содействии Г.Избуцкого он не оставил своего занятия, а Центр вопреки здравому смыслу приказал Трепперу передать его на связь сначала «Бобу» (Избуцкий), а потом «Кенту» (Гуревич).
В октябре 1939 года Райхмана арестовывают во второй раз, а после его освобождения в ноябре Треппер передает «Фабриканта» на связь Макарову. Таким образом, вместо того, чтобы полностью изолировать Райхмана от резидентуры, его в течение года сводят с Гуревичем, Макаровым, Избуцким, не говоря уже о том, что ранее он был знаком с Треппером и Л.Гроссфогелем. Эта ошибка Центра впоследствии очень дорого стоила бельгийской резидентуре…
В мае 1940 года Бельгия была оккупирована фашистской Германией, оставаться в ней Л.Трепперу больше было нельзя. В связи с началом войны бельгийские власти попытались его интернировать, и он с трудом избежал ареста.
Л.Гроссфогеля спрятали на территории советского посольства, а позднее переправили во Францию. Туда же были отправлены его жена и помощница Жанна Пезани и некоторые другие агенты Треппера. Несмотря на введенный мораторий, Трепперу удалось снять со счета «Форин экселент тренч-коут» 300000 франков и перевести их в Париж. После этого, в присутствии представителя ГРУ Большакова, он передал бельгийскую резидентуру А.Гуревичу, а сам с документами на имя бельгийского промышленника Жана Жильбера 16 августа 1940 года на машине советского посольства выехал во Францию.
Обосновавшись в Париже, он начал налаживать работу новой нелегальной резидентуры. Первым делом Треппер взялся за организацию надежного прикрытия — коммерческой фирмы «Симекс», основными акционерами стали Лео Гроссфогель, Альфред Корбен и Роберт Брейер. Вскоре «Симекс» делается одним из поставщиков «Организации Тодта» во Франции, которая ведала выполнением всех строительных и фортификационных работ по заданиям вермахта. Благодаря этому обстоятельству у Треппера появилась возможность получать пропуска в Бельгию, Германию и оккупированную зону Франции, а главное — собирать немаловажную информацию по военно-экономическим вопросам.
К началу 1941 года французская резидентура Треппера закончила организационный период, укрепила свое прикрытие и привлекла к работе ряд ценных источников. Из их числа можно отметить следующих агентов:
— Гилель Кац («Андрэ Дюбуа», «Рене») — польский еврей, знакомый с Треппером по Палестине. Его жена работала в резидентуре связной, а сам Кац вскоре стал одним из ближайших помощников Треппера;
— Джени Лерой («Пфегерин») — француженка, руководитель группы «Красного Креста» в Париже, имевшая связи среди офицерского состава вермахта;
— Люсьен Раппель («Директор») — директор крупного коммерческого банка, имевший широкие связи в деловых кругах.
Несколько позднее на связь Трепперу были переданы Василий Максимович («Профессор») — русский эмигрант, барон, являлся близким знакомым полковника Г.Куприана, возглавлявшего немецкое бюро труда и его сестра Анна («Врач») – врач-психиатр в доме отдыха в Бийероне, завербованные легальным резидентом Разведупра генералом И.Суслопаровым, официально занимавшим должность советского военного атташе при французском правительстве в Виши.
После начала Великой отечественной войны все нелегальные резидентуры Разведупра активизировали свою работу, однако из-за того, что генерал Суслопаров отбыл в Москву и официального советского представительства во Франции больше не существовало, то резидентуры Озолса и Треппера остались практически без связи. В этой ситуации Центр пошел на вынужденный шаг и приказал в июне 1941 года капитану Ефремову, резиденту бельгийской резидентуры «Паскаль», оказать помощь в налаживании связи с Москвой Трепперу и Гуревичу.
По непонятным причинам в сентябре 1941 года Центр дала указание Трепперу установить связь и с Генри Робинсоном («Гарри»). Это было еще одним ошибочным решением Центра.
Отдавая указание Трепперу о сотрудничестве с К.Ефремовым и Г.Робинсоном, в Москве рассчитывали, что их контакт будет минимальной и ограничится только помощью Трепперу в организации радиосвязи с Центром. Однако в действительности все вышло иначе — Треппер не только сохранил связь с Робинсоном, но и свел его с Кацем и Гроссфогелем, и более того, сообщил о нем Райхману. Наряду с тем, в августе 1941 года он привлек к работе в качестве радистов супругов Герша и Миру Сокол («Руэско» и «Мадлен»), завербованных в свое время генералом Суслопаровым, а позднее — Давид Ками («Деми»). Причиной этого стало чрезвычайное честолюбие Треппера, желание играть гораздо более существенную роль, чем это было на самом деле, и вполне возможно, стремление как-то приуменьшить свою вину за неудачу в Бельгии. В результате резидентуры Л.Треппера и Г.Робинсона во Франции, а также А.Гуревича и К.Ефремова в Бельгии переплелись между собой и образовали рыхлую, неудовлетворительно законспирированную сеть, в которой Треппер стремился играть роль «Большого шефа»…
Результаты такого положения дел не заставили себя ждать. Первым ударом стал арест в Брюсселе 13 декабря 1941 года радиста Гуревича М.Макарова, шифровальщицы С. Познански, содержательницы радиоквартиры Р.Арну и радиста-стажера парижской резидентуры Треппера Д.Ками (подробнее).
Треппер немедленно выехал в Париж.
В ночь с 9 на 10 июня 1942 года в Париже арестовали радистов Треппера супругов Сокол.
30 июня 1942 года в Брюсселе во время передачи сообщений в Центр схватили радиста Ефремова Венцеля, 7 августа 1942 года был арестован сам Ефремов, а с 20 августа начались аресты в Голландии, приведшие к разгрому голландской группы резидентуры «Паскаль».
Однако главной целью зондеркоманды «Красная капелла» был арест А.Гуревича и Л.Треппера. К ноябрю 1942 года гестапо уже имело достаточно информации, чтобы начать ликвидацию резидентуры Треппера во Франции. Зондеркоманде удалось расшифровать большую часть переписки между Центром и «Кентом», а также получить при допросах арестованных ранее агентов нужные сведения о французской агентурной сети.
9 ноября 1942 года в Марселе были арестованы А.Гуревич, М.Барча и все сотрудники марсельского отделения «Симекса». 18-20 ноября 1942 года в Париже арестовали всех сотрудников парижского отделения компании.
Узнав об этом, Л.Треппер решает направить своего помощника Г.Каца в Тулузу, где тот должен ждать дальнейших директив. Л.Гроссфогель должен был разорвать все свои связи, покинуть квартиру и контактировать исключительно с Треппером через связника Жиро. Сам же Треппер собирался устроить ложные похороны Жана Жильбера, сообщить о его кончине через газеты и перейти на нелегальное положение.
Однако этим планам не суждено было осуществиться. 24 ноября 1942 года в Париже в зубоврачебном кабинете арестовали Л.Треппера, 30 ноября — Гроссфогеля (при его аресте были захвачены шифр и радиограмма из Центра), а 1 декабря — Каца.
21 декабря 1942 года гестапо взяло Г.Робинсона, в конце декабря 1942 года были арестованы Максимович и его сестра Анна, а в январе 1943 года задержаны все их агенты.
Таким образом французские резидентуры Треппера, Робинсона и Гуревича фактически были разгромлены. Всего же во Франции, Бельгии и Голландии арестовали более 100 человек, из которых около 70 принимали участие в работе на советскую разведку…
Руководство зондеркоманды «Красная капелла» использовало радиостанции Венцеля, Гуревича и Треппера для радиоигры. Из восьми радиопередатчиков, захваченных в течение 1941-1942 годов в Бельгии, Голландии и Франции, в радиоигре было задействовано шесть. Руководил ею гауптштурмфюрер СС К.Гиринг, которого в июне 1943 года сменил криминальный советник гестапо Хайнц Паннвиц.
Гуревичу и Трепперу, которые находились в безысходном положении, пришлось подыгрывать гестапо. Тем не менее в июне 1943 года Треппер, уже находясь под арестом, смог передать через своего связника с ФКП в Центр о том, что передатчики французских и бельгийских резидентур работают под контролем гестапо. Центр получил эту информацию по линии Коминтерна 7 июня 1943 года.
После того, как Центр получил сообщение Треппера, он с июня 1943 года стал продолжать эту  радиоигру с немцами в своих интересах.
13 сентября 1943 года, воспользовавшись случаем, Л.Треппер совершает побег. Начавшаяся на него охота не приносит результата, и до самого освобождения Парижа войсками союзников в августе 1944 года Треппер остается на свободе. Кроме того, с помощью боевика французского сопротивления Алекса Лесового он пытался организовать захват парижской зондеркоманды «Красная капелла», но безуспешно.
В январе 1945 года Треппер (Отто), руководитель разведгруппы в Швейцарии Шандор Радо (Дора), его заместитель Александер Фут — всего 12 человек — вылетели на самолете в Москву, а по прилете  он тут же попал на Лубянку. Его обвинили в связях с расстрелянным в 1938 году Берзиным.
19 июня 1947 года «Особым совещанием» Треппер был осужден на 15 лет заключения, однако позже срок сократили до 10 лет.
После смерти Сталина, в 1954 году Леопольд Треппер был реабилитирован.

Источники информации:

1. Колпакиди, Прохоров «Империя ГРУ»
2. сайт Википедия




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: