Похищение в Бейруте

30 сентября 1985 года ближневосточные информационные агентства передали сенсационную новость: неизвестная организация, назвавшая себя «Силы Халеда бен аль-Валида», захватила в ливанской столице заложниками четырех сотрудников советских учреждений. В результате вооруженных налетов на две автомашины посольства СССР были похищены:
— сотрудник торгпредства Валерий Мыриков,
— атташе посольства Олег Спирин,
— работник консульства Аркадий Катков,
— врач Николай Свирский.
Похищение иностранцев в Ливане, охваченном тогда многолетней гражданской войной, не было чем-то чрезвычайным. Подобные случаи постоянно происходили на фоне ожесточенных внутриливанских распрей. Ливан и его столица оказались разделенными на многочисленные зоны влияния между различными политическими и религиозными группировками, а центральные ливанские власти, включая армию и спецслужбы, были ослаблены. Значительная часть страны находилась под контролем Сирии, а юг был оккупирован Израилем.
Помимо этого, во внутренние дела Ливана в то время активно вмешивался Иран, используя в этих целях организацию шиитов, в которую входили ливанцы и палестинцы — шииты по вероисповеданию.
Все эти факторы способствовали тому, что похищение противоборствующими сторонами своих противников и иностранцев (главным образом граждан США, Франции, Великобритании и некоторых других западных стран) стало обычным явлением. Многие из таких заложников находились в заключении долгие месяцы и даже годы, другие живыми вообще не возвращались.
Тем не менее, захват сотрудников посольства и торгпредства СССР был осуществлен впервые и на фоне дружественных арабо-советских связей оказался неожиданным.
Для сбора информации об организаторах и исполнителях террористической акции, а также о ее целях и месте нахождения заложников были немедленно задействованы возможности практически всех посольств и спецслужб СССР в странах Ближнего и Среднего Востока. А основная нагрузка легла на сотрудников внешней разведки КГБ в Ливане. Это объяснялось фактическим отсутствием возможности использовать официальные каналы в этой стране для освобождения заложников из-за слабости и раздробленности ливанских государственных структур.
Используя накопленный оперативный и информационный потенциал, а также создав в сжатые сроки дополнительные разведывательные позиции, резидентура КГБ в Бейруте сумела уже к середине октября 1985 года установить организаторов и непосредственных исполнителей акции похищения граждан СССР, а также собрать данные о задачах, которые они стремились реализовать в результате этой террористической операции. Позднее была получена и информация о местах содержания заложников.
Экстремисты требовали от Москвы оказать давление на Сирию с целью прекращения военных действий Дамаска против палестинских лагерей и формирований мусульманских радикальных организаций на севере Ливана. В бейрутское бюро агентства Рейтер было подброшено письмо с предупреждением, что в случае невыполнения требований организации «Силы Халеда бен аль-Валида» она приступит к поочередной ликвидации захваченных заложников. К нему террористы приложили ксерокопии с их фотографиями, на которых к голове каждого был приставлен пистолет. Демонстрируя непреклонность своих намерений, экстремисты расстреляли раненого при захвате Аркадия Каткова и бросили его тело близ разбомбленного израильтянами столичного стадиона…

Катков
Надгробие на могиле Аркадия Каткова

В других подметных письмах они также пригрозили при невыполнении их условий взорвать советское посольство в Бейруте и ликвидировать весь его персонал.
Из Москвы пришли шифротелеграммы МИД и Комитета государственной безопасности, настаивавшие на срочной временной эвакуации из страны большинства посольских работников и специалистов, что было незамедлительно сделано. Остались лишь сотрудники, которые могли внести реальный вклад в проведение операций по спасению заложников и обеспечению безопасности советских заграничных учреждений.
К тому времени выяснилось, что судьба заложников во многом зависит от позиции в этом вопросе руководства Сирии и Организации Освобождения Палестины (ООП). Было принято решение направить в Дамаск и Тунис ответственных представителей КГБ для непосредственных деловых встреч с президентом Сирийской Арабской Республики (САР) Хафезом Асадом и лидером палестинцев Ясиром Арафатом. Первые встречи с руководящими деятелями САР, в частности с вице-президентом Рифаатом Асадом — родным братом сирийского президента, показали, что решение вопроса о прямом участии сирийцев в освобождении заложников зависело лично от Хафеза Асада. Как было установлено, он хоть и был заинтересован в их вызволении, в то же время предпочитал не спешить. Это объяснялось тем, что в октябре 1985 года Х. Асад вел очень сложные переговоры с американцами и ливанскими правохристианскими силами по вопросу о признании находящихся в Ливане сирийских войск в качестве международной миротворческой группировки, а не «оккупантов». В этой обстановке слишком активное участие Сирии в освобождении советских заложников с участием САР, по мнению сирийского руководства, могло вызвать ревнивую реакцию Вашингтона, неоднократно обращавшегося к сирийцам с просьбой помочь освободить захваченных ранее ливанскими террористами американских граждан, но не всегда получавшего позитивные отклики.
Прибывший в Дамаск из Москвы специальный представитель советской внешней разведки передал Хафезу Асаду имеющуюся разведывательную информацию, касающуюся похищения граждан СССР в Бейруте, и просьбу советского руководства прекратить обстрелы палестинских лагерей в Триполи. На главу сирийского государства произвел впечатление тот факт, что внешняя разведка СССР располагала гораздо более подробными и точными сведениями о похитителях и местах содержания заложников, чем сирийские и ливанские спецслужбы.
В тот же день посланца Москвы принял начальник Генштаба Шехаби и руководитель военной контрразведки САР Али Дуба. От них стало известно, что Х. Асад дал указание добиться освобождения советских граждан, начав при необходимости даже военные операции против любых сил, причастных к похищению. Сирийцы, по их заявлениям, готовились провести «чистку» палестинских лагерей в Бейруте и его южных пригородах, где одно время, по данным резидентуры КГБ, находились пленники. Но этот вариант оказался неприемлемым, ибо бои в густонаселенных районах могли привести к гибели множества людей, не гарантируя при этом освобождения заложников. В Центр ушло убедительное предложение по предотвращению планируемой военно-полицейской акции сирийских войск. После этого из Москвы в адрес Х. Асада было направлено специальное послание, и президент САР согласился с ним. Операцию отменили.
Еще один путь к освобождению захваченных граждан СССР лежал через интенсивные контакты с руководством Организации освобождения Палестины. Один из сотрудников Центра был направлен к председателю Исполкома ООП Ясиру Арафату, чтобы вести с ним регулярные переговоры и консультации по этой проблеме. По распоряжению Министерства иностранных дел и высшего руководства Советского Союза с палестинскими лидерами встретился также временный поверенный СССР в Тунисе Караханов, после чего Я. Арафат дал указание подключить к операции по спасению советских людей спецслужбы ООП.
Сотрудники внешней разведки КГБ в Бейруте установили контакты с представителями военного командования Палестинского движения сопротивления (ПДС) в Ливане. После затяжных и сложных переговоров с ними, а также получения свежих агентурных материалов стало очевидно, что захват заложников совершила экстремистски настроенная группа палестинцев без какого-либо сговора с высшим руководством ПДС.
Узнав о подоплеке этой акции, Я. Арафат попытался решить вопрос о быстром освобождении пленников, но к тому времени их передали непосредственно вооруженной группировке «Хизбаллах». Таким образом, Арафат сам оказался в какой-то мере заложником радикальной мусульманской организации, которая служила проводником политических интересов Тегерана в Ливане.
Решение проблемы захваченных советских людей пришлось искать на иных направлениях. Примечательно, что в те тревожные дни многие ливанцы проявили солидарность с Советским Союзом, настолько велик был авторитет СССР среди арабов. Особую роль в успешном исходе операции сыграли Прогрессивно-социалистическая партия Ливана (ПСП) и ее лидер Валид Джумблат.

Джумблат
Валид Джумблат (وليد جنبلاط‎; 7 августа 1949 года, Мухтара, Ливан) — ливанский политик, руководитель Прогрессивно-социалистической партии (ПСП), неоднократно занимал посты в правительстве, один из светских лидеров друзской общины.
Был членом Президиума Всемирного Совета Мира.
С апреля 1983 года — заместитель председателя Социалистического интернационала.
С сентября 1986 года — председатель ливанского Комитета афро-азиатской солидарности.

Именно они встали без всяких условий на защиту советского посольства в Бейруте. По решению руководства ПСП ее сторонники всего за одну ночь возвели вокруг комплекса зданий советского посольства линию бетонных укреплений и на наиболее опасных направлениях поставили несколько танков, выставили круглосуточные наряды вооруженной милиции, что практически исключало проезд и даже бесконтрольный проход мимо посольских построек.
Под наблюдением офицеров боевых подразделений В. Джумблата подошли самосвалы с песком. Были воздвигнуты мощные брустверы, скрывшие и защитившие уязвимые точки неподвижных танков от возможного обстрела. Над насыпями возвышались бронебашни с пушками, которые надежно держали под прицелом все подходы к танкам.
Такие меры безопасности отнюдь не были излишними, так как в предыдущие годы экстремистам удавалось взрывать здания американского, иракского, французского и других иностранных посольств в Бейруте, казармы многонациональных сил, при этом жертвы исчислялись десятками и сотнями. Внезапное появление этого заградительного вала мгновенно стало достоянием прессы и, таким образом, всего Ливана:
«Русские готовы к обороне. Их защищает Валид Джумблат, взяв под опеку посольство».
Эффектно сработал тот факт, что советских охраняют именно боевые отряды ПСП, имевшие военное превосходство в Западном Бейруте. Штурм посольства СССР оборачивался малопривлекательным делом.
Тем временем важные для поиска сведения предоставили по каналам сотрудничества разведки Германской Демократической Республики (ГДР), Алжира, Ирака, НДРЙ, Чехословакии, Венгрии, Болгарии .
Но совсем далеко не все шло гладко даже там, где, казалось бы, не должно было возникать особых проблем. Работа поисковой группы разведки осложнялась в значительной мере тем, что некоторые враждующие политические группировки в Ливане преднамеренно путали «карты», пытаясь в черном цвете представить роль своих противников. Как уже потом стало известно, в первые дни советское посольство с выражением сочувствия и предложением помощи посетил даже один из главных организаторов и вдохновителей похищения.
Советской разведкой прорабатывались и постоянно корректировались версии совершенного преступления. Уточнялось, насколько в нем замешаны конкретные организации мусульманских экстремистов, имеют ли все-таки отношение к случившемуся палестинцы и какое, кто имеет наибольшее влияние на похитителей. Поисковая группа не могла себе позволить отбросить, не проверив, ни один из появлявшихся вариантов дела. Шел скрупулезный анализ деятельности экстремистских мусульманских организаций.
Параллельно с различными версиями о возможной причастности той или иной организации к похищению прорабатывались и аргументы об их непричастности к этому. Все заносилось на пространную схему поисковых мероприятий.
Что касается самого поиска, то он вышел на новую качественную основу: по указанию президента Ливана Амина Жмайеля был создан специальный координационный комитет по спасению заложников, в который одновременно вошли офицеры ливанской армии, различных ливанских политорганизаций и сотрудники посольства СССР.
Временный поверенный в делах Советского Союза в Ливане Юрий Сусликов вручил заместителю председателя Высшего исламского совета страны Шамсэддину послание мусульманских авторитетов СССР.
Руководство Сирии договорилось со своими политическими союзниками в Ливане о создании совместной комиссии по спасению захваченных советских граждан. Представителям сирийской разведки в Ливане были даны указания войти в контакт с представителями посольства СССР.
Временами казалось, что успех рядом, еще небольшое усилие — и заложники будут на свободе. Но в последний момент что-то мешало довести дело до конца и приходилось поиск продолжать. Поступала информация о готовности террористов освободить заложников, но вдруг следовали данные об ужесточении ими позиции. Некоторые задействованные для получения оперативных данных и осуществления оперативных «игр» с похитителями источники разведки сами оказывались под угрозой, но самоотверженно продолжали работу.
Выяснив агентурным путем, что похищенные граждане СССР удерживаются организацией «Хизбаллах», советская резидентура в Бейруте запросила у Центра разрешение на встречу с ее духовным лидером Мухаммедом Фадлаллой. Москва дала «добро».
Таким образом, резидент советской внешней разведки пошел на неординарный и в той обстановке очень рискованный шаг, ибо шейх никогда не принимал представителей иностранных государств. Он жил под охраной своих боевиков в окраинном районе Бейрута, где европейцы не рисковали появляться.
Встреча с ним состоялась при посредничестве руководителя службы безопасности ПСП Абу Саида. Советскому резиденту было известно, что шейха Фадлаллу высоко чтят в шиитской общине Ливана. Титул аятолла ему присвоил сам вождь исламской революции в Иране Хомейни, сделав его равным себе. Трудно было поверить, что этот внешне благообразный человек, авторитетный теоретик и толкователь ислама, мог стоять за спиной похитителей. И тем не менее это было так!
И то, что заложники удерживались именно этой организацией, к тому времени стало несомненным. Не раскрывая уже известных достоверных фактов, резидент в беседе с Фадлаллой подчеркнул, что удерживаемые заложники страдают, хотя они представляют страну, дружественную арабам. И главное — эта трагедия не изменит политику великой державы. Советский Союз понимает, что похитителями и их вдохновителями совершена ошибка, и поэтому терпеливо ждет ее исправления. Резидент выразил надежду, что шейх тоже понимает это и его авторитет, которым он может воспользоваться, обратившись в адрес налетчиков во время очередной пятничной проповеди, возможно, решит вопрос об освобождении заложников.
Шейх Фадлалла внимательно посмотрел на резидента и пообещал, что будет молиться за то, чтобы заложники были освобождены.
С просьбой оказать воздействие на «Хизбаллах» советское руководство обратилась и к королю Иордании Хусейну. Монарх дал понять, что он попытается использовать свое влияние на фундаменталистов, с тем чтобы облегчить судьбу заложников. В устах короля это означало многое, несмотря на внешнюю неопределенность будто бы вскользь оброненных слов.
Аналогичные по смыслу послания были направлены лидеру Ливийской Джамахирии Каддафи и руководству Ирана. Эти страны заверили в «искренней» дружбе и готовности помочь.
В то время как кольцо поисковых работ сужалось, судьба удерживаемых советских заложников усложнилась. Однажды на рассвете их перевезли с повязками на глазах и со связанными руками в небольшой гараж. Там пленников обмотали с ног до головы широкой клейкой лентой, как египетские мумии. В сплошной ленточной поверхности оставили только маленькую щелку для ноздрей.
В таком замотанном виде их поместили в потайной плоский контейнер для перевозки людей и, возможно, оружия, размещенный под кузовом маленького грузовичка. По высоте он с трудом позволял втиснуть «упакованного» таким образом человека.
Маршрут движения лежал вдоль морского побережья, а затем через горный хребет в долину Бекаа. Это чувствовалось по работе двигателя и по характерному воздействию на уши возрастающей высоты. Пленникам стало понятно, зачем их так «запаковали». Без подобных предосторожностей проехать с ними через горы, минуя многочисленные посты ПСП, Сирийской национальной партии Ливана и САР, было невозможно. Заложников обмотали так плотно для того, чтобы они не могли обнаружить себя голосом, стуком или даже шевелением при проезде через эти посты.
В долине Бекаа их выгрузили на перевалочной базе — в каменном ангаре, заставленном ящиками с артиллерийскими снарядами и минами. После этого всех троих загрузили в багажники двух машин и вскоре доставили в большой деревенский дом. Он стоял на отшибе, вдали виднелись горы. Заложников поместили в сарай, пристегнув к ноге каждого по метровой железной цепи, крепящейся на замке к полу.
В конце октября Центр рекомендовал резиденту советской внешней разведки в Бейруте встретиться еще раз с духовным лидером «Хизбаллах». В телеграмме из Москвы было указано, что в беседе с шейхом при необходимости следует даже оказать на него психологическое давление.
Получив карт-бланш, резидент заявил в напряженно протекавшей беседе с шейхом Фадлаллой, что в сложившейся обстановке Советский Союз проявил максимум терпения, но от выжидания может перейти к серьезным действиям…
Аятолла напрягся, крепко задумался, а затем ответил, что очень надеется на помощь Аллаха в освобождении заложников. После этого острого диалога сопровождавший резидента руководитель службы безопасности ПСП Абу Саид на обратном пути заметил, что он беспокоился, смогут ли они вообще выбраться из штаб-квартиры «Хизбаллах».
Прошло совсем немного времени. Вечером 30 октября 1985 года пограничник, дежуривший на главном входе в посольство СССР в Бейруте, всмотрелся в телеэкраны, отражающие подходы к советскому дипломатическому представительству. Трое бородатых незнакомцев в спортивных костюмах настойчиво звонили в дверь. Их узнали не сразу — бывших заложников Валерия Мырикова, Николая Свирского и Олега Спирина.
Накануне они были привезены с завязанными глазами на пустырь вблизи совпосольства. Похитители потребовали не снимать повязок, пока не утихнет шум отъезжающего автомобиля. Когда гул мотора стих, они, сняв с глаз широкие полотенца, немедленно устремились к посольству.
Необходимо подчеркнуть, что советская сторона после освобождения заложников никаких репрессивных мер против организаторов и исполнителей этого похищения не принимала.

Источники информации:

1. Примаков «История Российской внешней разведки в 6 томах» Том 6





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 + шестнадцать =

Случайные записи: