Моссад

Название:

Моссад

Официальное название:

ха-Мосад ле-модиин у-ль-тафкидим меюхадим — «Ведомство разведки и специальных задач»

Статус:

существует

Дата создания:

1 апреля 1951 года

Дата упразднения:

Служба внешней разведки «Моссад» — самая известная и самая молодая из существующих на сегодняшний день израильских секретных служб.
Девиз «Моссада» — «Хитростью и обманом ты должен вести войну» – постоянно подтверждается на практике.
Основными задачами «Моссад» в настоящее время, как и прежде, есть сбор разведывательной информации по всему миру, реализация политических и специальных акций за рубежом и борьба с терроризмом. При этом главными объектами внимания «Моссад» являются арабские страны, и прежде всего ближайшие соседи Египет и Сирия.
«Моссад» – единственная в мире разведывательно-диверсионная организация, которая, кроме добычи секретной информации, занимается физическим устранением врагов еврейского государства. Для этой цели создано управление тайных операций «Комемиют» («Суверенитет»), которое располагает секретными боевыми подразделениями «Кидон» («Копье»).
«Моссад» проводит агентурные операции против арабских стран по всему миру, в том числе в США и Западной Европе.

Руководители:

моссад

 

— 1 апреля 1951 года – 20 сентября 1952 года — Рувен Шилой.

 

 

моссад

 

— 20 сентября 1952 года — 26 марта 1963 года — Исер Харель;

 

моссад

 

— 27 марта 1963 года — начало 1968 года — Меир Амит;

 

Моссад

 

—  1968 – 1974 годы — Цви Замир;

 

Моссад

 

—  1974 — 26 июня 1982 года — Ицхак Хофи;

 

Моссад

 

—  27 июня 1982 года – 1989 год — Нахум Адмони;

 

Моссад

 

—  1989 – 1996 годы — Шабтай Шавит;

 

Моссад

 

—  1996 год — 24 февраля 1998 года — Дани Ятом;

 

моссад

 

—  25 февраля 1998 года — 1 октября 2002 года — Эфраим Халеви;

 

Моссад

 

—  2 октября 2002 года — 5 января 2011 года — Меир Даган;

 

Моссад

 

—  6 января 2011 года — 5 января 2016 года — Тамир Пардо;

 

Моссад

 

—  с 6 января 2016 года — Йоси Коэн.

По законам Израиля имя руководителя «Моссад» — государственная тайна, граждане страны узнавали его только после выхода последнего в отставку. Во время службы он работает под псевдонимом «Мемон».

История создания Моссад

«Моссад» («Ха-Моссад ле теум» — центральный институт по координации) был создан 1 апреля 1951 года, когда разведывательное сообщество Израиля уже официально существовало около двух лет. Предтечей «Моссад» был Исследовательский отдел Политического департамента МИД, который был создан в июне 1948 года как орган, отвечавший за ведение политической разведки.
По личному распоряжению премьер-министра Давида Бен-Гуриона первым директором «Моссад» был
назначен его создатель Рувен Шилой.
«Моссад» должен был подчиняться напрямую премьер-министру Израиля и осуществлять функции органа центральной разведки, что было совершенно оправданно, так как Шилой вместе с тем был председателем комитета руководителей спецслужб «Вараш».
При организации «Моссад» Шилой ориентировался на американский опыт работы секретных служб. Но было и одно отличие: сначала в структуре «Моссад» не предусматривалось формирование подразделения, занимавшегося бы оперативной деятельностью, так как важнейшими задачами «Моссад» были определены координация деятельности спецслужб и сбор информации, а не ведение агентурной разведки. Оттого проводить разведывательные операции «Моссад» мог, лишь привлекая оперативные подразделения военной разведки «Аман», службы безопасности «Шин бет» или Института «Алия-Бет».
В принципе, ведение оперативной деятельности было тоже невозможно из-за крайней малочисленности штата «Моссад» — первые два года центральный аппарат «Моссад» насчитывал всего 11 человек.
Рувен Шилой возглавлял «Моссад» всего полтора года, однако за это время заложил те принципы, которыми внешняя разведка руководствуется до сих пор, и определил ее самые существенные задачи. Главным врагом Израиля Шилой назвал арабов и упорно проводил политику внедрения в сопредельные арабские государства профессиональных агентов разведки.
Второй основной задачей израильской разведки стала защита еврейских общин по всему миру и стимулирование эмиграции евреев в Израиль. Так, Цви Замир, который занимал пост директора «Моссад» в 1968—1974 годах, писал:
«Из всех операций и вообще всей разведывательной деятельности, за которую я отвечал, наиболее важными и волнующими были операции по спасению наших еврейских братьев в тех странах, где они подвергались угнетению, и вывоз их в Израиль».
Рувен Шилой требовал максимально применять в разведывательной деятельности современные технологии шпионажа и оружие. Однако так как Израиль в то время не был технически развитой страной, то передовые разведывательные технологии и необходимое вооружение получались от спецслужб ведущих государств мира – Франции, Великобритании и США.
В июне 1951 года, после того, как Шилой совершил неофициальный визит в США, началось тайное сотрудничество ЦРУ и «Моссад».
Начальник внешней контрразведки ЦРУ Джеймс Энглтон возглавлял израильское направление в ЦРУ с 1951 по 1974 год, когда новый заместитель директора Управления Уильям Колби освободил его от этих обязанностей. Пребывая уверенным в том, что Израиль есть верным союзником Америки, Энглтон не только выступал за оказание «Моссад» полной помощи, но зачастую блокировал или искажал информацию, которая, по его мнению, могла навредить Израилю.
После того, как Шилой в 1951 году посетил Лондон, был заключен стратегический союз «Моссад» со спецслужбами Великобритании — МИ-5 (контрразведка) и МИ-6 (разведка).
Заместитель директора МИ-6 Морис Олдфилд возглавлял израильское направление, а представителем МИ-6 в Тель-Авиве долгое время был ветеран английской разведки Николас Элиот.
Шилой поставил на активное применение мировой еврейской диаспоры в разведывательной деятельности, благодаря чему «Моссад» и другие израильские спецслужбы, будучи сравнительно малочисленными организациями, стали одними из наиболее удачных разведок в мире. Ведь совершенно не секрет, что среди правительственных чиновников, политических и государственных деятелей, а
также представителей крупного бизнеса многих стран имеется большое число евреев. Вследствие этого со времен Шилоя связи израильской разведки с представителями еврейских общин за рубежом скрупулезно развиваются и служат каналами для получения информации, распространения дезинформации и пропаганды, а также для решения других разведывательных задач. Однако по этой же причине израильские спецслужбы в высокой степени зависят от еврейских общин и организаций за рубежом. По причине этого оперативные сотрудники («каца») израильской разведки поставлены перед необходимостью действовать в еврейских общинах скрытно, чтобы не нанести какого-нибудь урона Израилю. Собственно поэтому израильская разведка использует такой инструмент, как международная сеть добровольных помощников, которых называют «сайян» (помощник). «Сайянами» могут быть только чистокровные евреи, которые сохраняют абсолютную лояльность к стране проживания, но в то же время испытывая глубокую симпатию к Израилю. Они никогда не принимают участия в операциях, а лишь оказывают сотрудникам израильской разведки отдельные услуги — арендуют машину, снимают квартиру или предоставляют свой телефон для определенного рода звонков. При этом все они убеждены, что от них никогда не потребуют информации о стране, гражданами которой они являются.
Что касается кадровых сотрудников «Моссад», то к ним тоже выдвигаются жесткие требования. Вот что об этом говорит Исер Харел:
«Кандидатов стараются отбирать среди тех людей, которые имеют опыт армейской службы. Кроме того, отбор осуществляется среди выпускников высших учебных заведений.
Большое значение придается изучению личных качеств потенциальных сотрудников. После предварительного отбора приемная комиссия рассматривает дела каждого кандидата. Проводится проверка биографических данных, прошлого.
У кандидатов не должно быть порочащих связей и темных пятен в биографии, они должны идеально соответствовать требованиям «Моссад».
Затем отобранные люди проходят испытательный срок».
С середины 1960-х годов все будущие сотрудники в обязательном порядке проходят курс обучения в академии «Моссад» — «Мидраш».
Назначение в 1952 году директором «Моссад» Исера Харела позитивно сказалось на этой службе. Харел — профессионал высокого класса — смог в кратчайший срок совершенно ликвидировать неразбериху в этом ведомстве и превратить его из небольшой организации с ограниченным финансированием в одну из главных спецслужб Израиля.
Чтобы усилить кадры «Моссад» он привел с собой несколько человек из «Шин бет». Затем им были предприняты шаги по скрупулезному отбору будущих сотрудников «Моссад», как оперативников, так и работников центрального аппарата, для которых были установлены достаточно высокие профессиональные и моральные планки. Харел воспитывал у них чувство гордости за принадлежность к «братству» разведки и неизменно подчеркивал:
«Вы редкие существа в заповеднике».
Однако наряду с этим он требовал от своих подчиненных безупречной честности и выгонял с работы за малейший проступок. Как ветеран «Шаи» и бывший директор «Шин бет», Харель хотел оперативной деятельности, уделяя ей свое главное внимание.
Из-за того, что «Моссад» изначально не мог проводить оперативную деятельность он, соответственно, не имел своего оперативного подразделения. Вследствие этого Харел, применяя свои доверительные отношения с Бен-Гурионом, начал борьбу с военной разведкой «Аман» за право вести агентурную работу. После ряда неудач военной разведки «Аман» в 1955 году было достигнуто соглашение, по которому «Аман» продолжил проводить агентурную разведку в арабских странах, а «Моссад» — в остальных регионах мира.
В результате в «Моссад» в середине 1955 года был создан оперативный отдел, довольно небольшой по численности, однако имеющий легальное право посылать своих оперативников за границу. Во главе его стали Аврахам Шалом и Рафи Эйтан из «Шин бет».
Однако установить полный контроль над агентурной разведкой Харелу удалось в 1958 году, после того, как был разоблачен сотрудник «Аман» Аври Эль-Ада, которого он обвинил в работе на египетскую разведку и отправил в тюрьму. Собственно тогда Харел добился для «Моссад» права на проведение специальных операций, для чего из разведывательно-диверсионного подразделения «131» военной разведки в «Моссад» была передана большая часть сотрудников и агентуры. После этого и началась легендарная эпоха разведчиков-нелегалов «Моссад».
В силу разногласий между Харелом и премьер-министром Бен-Гурионом, а также из-за того, что премьер-министр явно понял, что Харел, как и Рувен Шилой до него, сконцентрировал в своих руках чересчур много власти и не может ею правильно распорядиться, 25 марта 1963 года Харел написал прошение об отставке.
Преемником Харела на посту директора «Моссад» стал начальник «Аман» генерал-майор Меир Амит. Это назначение встретило абсолютное одобрение со стороны министерства обороны и генерального штаба, однако в самом «Моссад» пришествие варяга было встречено в штыки. Уже 27 марта на стол Амита легла шифровка от европейских резидентов «Моссад», в которой они угрожали коллективной отставкой, если Харел не вернется назад.
Но Амит смог разрешить ситуацию, проявив необходимую твердость.
Большая реформа «Моссад» началась в январе 1964 года, уже после ухода Амита из «Амана». Прежде всего он добился изменения статуса «Моссад». Теперь это стал «Ле Модиин ве ле тафкидим ме юхадим» — Институт разведки и специальных заданий.
Тогда же штаб-квартира «Моссад» была переведена в новое современное строение в центре Тель-Авива, на бульваре царя Саула.
Большинство старых сотрудников были уволены, а на их место пришли специалисты из «Аман». Штат «Моссад» вырос до тысячи человек.
Претерпела изменения и позиция по отношению к женщинам в разведке. Если при Хареле они могли в лучшем случае занимать мелкие административные должности и никогда не использовались в оперативной работе, то теперь, после прохождения всех ступеней карьерной лестницы, у них появлялась возможность занять должность начальника функционального или географического отдела.
Так как основной целью реформы было превращение «Моссад» в могучую современную разведывательную службу, которая должна прежде всего заниматься сбором политической, экономической и военной информации в зарубежных странах, Амит заявил, что теперь «Моссад» не будет проводить операции, не имеющие отношения к этим задачам.
Поэтому одним из приоритетных направлений деятельности «Моссад» с этого времени стал анализ информации, для чего в 1964 году в нем был создан информационный департамент, а также проведена компьютеризация всех подразделений.
В соответствии с поставленными задачами была изменена и структура «Моссад». При Амите она выглядела следующим образом:
— директорат;
— исследовательский департамент — отвечал за разведывательную деятельность и проведение за рубежом специальных операций;
— департамент оперативного планирования и координации — отвечал за взаимодействие с другими израильскими спецслужбами, планирование и безопасность проведения операций;
— информационный департамент — занимался анализом поступающей информации, подготовкой информационных материалов и докладов руководству;
— департамент политических акций и связи — отвечал за связи со спецслужбами зарубежных стран и торговлю оружием;
— оперативно-технический департамент;
— департамент кадров;
— учебный департамент;
— финансовый департамент.
В 1960-е годы окрепли тайные контакты «Моссад» с Турцией, Ираном, Эфиопией, Йеменом и Южным Суданом. Тогда же Израиль установил дипломатические отношения со многими африканскими странами, где вслед за тем открывались резидентуры «Моссад». Более того, была открыта резидентура в Сингапуре.
Одной из важнейших задач, которая стояла перед «Моссад» в середине 1960-х годов, был сбор информации по новейшим советским боевым самолетам, поступавшим на вооружение арабских армий, и, по возможности, угон одного из них в Израиль. Особенно интересовал Израиль советский истребитель «Миг-21», на получении которого настаивал не только начальник израильских ВВС генерал Эзер Вайцман, но и американская разведка.
моссадВ результате, 15 августа 1966 года летчик ВВС Ирака Мунир Редфа угнал свой «Миг-21» и посадил его на знакомый аэродром в пустыне Негев (фото слева).
А 11 октября 1989 года пилот сирийских ВВС майор Мухаммед Бассам Алель угнал свой «Миг-23» в Израиль, где его встретили с распростертыми объятиями, заплатили деньги и выдали новые документы.
В 1969 году третий директор «Моссад» Меир Амит в блеске славы после победоносной Шестидневной войны вышел в отставку. Его место занял генерал-майор Цви Замир.
Замир был кадровым военным и не имел опыта работы в разведке, чем, собственно, и устраивал премьер-министра Леви Эшкола — отсутствием связей среди руководителей разведсообщества, которые погрязли к этому времени в склоках и интригах.
В 1970-х годах поднял голову враг, с которым «Моссад» еще не доводилось встречаться, — арабский терроризм. Началась тайная беспощадная борьба…
Убийство в 1972 году израильских олимпийцев в Мюнхене вызвало в Израиле шок. Акция возмездия была возложена на «Моссад» и успешно выполнена, правда для этого понадобилось без малого девять лет…
Отбыв положенные пять лет на посту директора «Моссад», Замир был сменен командующим войсками Северного военного округа генерал-майором Ицхаком Хофи.
Хофи, так же как и его предтеча, не работал прежде в разведке, однако был близок премьер-министру Ицхаку Рабину тем, что был сторонником улучшения отношений с арабскими соседями Израиля и окружения их так называемыми «периферийными союзниками».
На долю Хофи пришелся громкий успех, связанный с захватом палестинскими террористами французского самолета с гражданами Израиля на борту и угоном его в Уганду. Террористы выставили требование освободить из израильских тюрем своих товарищей, однако получили твердый отказ.
Более того, сотрудники «Моссад», «Аман» и бойцы «Сайярет миткал» провели удачную операцию по освобождению заложников за 2,5 тысячи километров от Израиля, чего еще никогда не случалось в мировой практике.
После этого поколебавшийся было авторитет «Моссад» снова был поднят на соответствующую высоту.
27 июня 1982 года Хофи был заменен Нахумом Адмони. Это был кадровый разведчик, который сделал карьеру в рядах «Моссад». Тем не менее за все время руководства «Моссад» он ничем особым себя не
проявил, хотя и пользовался у сослуживцев уважением за солидность и прилежание. Впрочем, несмотря на свою «бесцветность», Адмони пробыл на этом посту целых 7 лет.
В начале 1990-х годов «Моссад» уже не был той маленькой организацией, которой руководил Исер Харел. Штат «Моссад» уже насчитывал около 1200 человек, включая обслуживающий персонал.
«Моссад» имеетл в своем составе следующие подразделения:
— директорат в составе директора, его заместителей и административных служб;
— исследовательское управление — отвечало за проведение разведывательных операций и состояло из 15 географических и оперативных отделов: Ближнего Востока, Африки, Европы, стран СНГ, США, Канады, Южной Америки, Дальнего Востока, Китая, отдела научно-технической разведки, атомного отдела и др.;
— управление «Цомет» — обеспечивало деятельность европейских резидентур, две основные из которых находятся в Риме (запасная — в Милане) и Лондоне. Лондонская резидентна имеет отделения в Париже, Марселе, Брюсселе, Копенгагене и Берлине;
— управление по борьбе с арабским терроризмом («Паха») занималось сбором и анализом сведений об арабских террористических организациях, прежде всего об ООП, и готовило анализы оперативного характера по данному вопросу;
— управление внешней контрразведки («Апам») — курировало вопросы безопасности разведывательной деятельности за рубежом;
— управление «Ярид» — занималось вопросами безопасности внутри Израиля и его представительств в Европе;
— управление внутренней безопасности («Шабака») — отвечало за собственную безопасность «Моссад» и безопасность зарубежных дипломатических представительств Израиля;
— разведывательно-диверсионное управление «Комемиют» (после 1984 года —«Мецада») — занималось физическим устранением противников Израиля. Имеет в своем составе отдел прямого действия «Кидон», состоящий из трех групп по 12 бойцов в каждой. Легендированием сотрудников управления, действующим главным образом под прикрытием бизнесменов, занимается специальный отдел;
— оперативно-техническое управление «Невоит» — состояло из трех отделов: оперативной техники, тайной фото- и видеосъемки, вскрытия помещений;
— информационно-аналитическое управление «Нака» — отвечало за анализ поступающей разведывательной информации и готовило доклады премьер-министру, кабинету министров и другим заинтересованным ведомствам. Имело в своем составе отдел «Шиклут» и подразделение «8200», которые занимались перехватом сообщений из линий правительственной связи и их дешифровкой;
— управление политических акций и связи «Тевел» — занималось продажей израильского оружия и военной техники, а также покупкой и хищением военной техники за рубежом;
— управление психологической войны и дезинформации «Лап»;
— управление документации — занималось добыванием и изготовлением паспортов и иных документов любых зарубежных государств. Его сотрудники также занимались изучением мировой прессы и давали  необходимые справки (о погоде в том или ином городе в указанный день, состоявшихся где-либо спортивных мероприятиях, политических событиях, спектаклях, выставках и т. п.);
— управление учебных заведений — занималось подготовкой и обучением оперативных сотрудников, имело в своем составе учебную академию «Мидраш».
За рубежом в государствах, с которыми Израиль имеет дипломатические отношения, «Моссад» имеет резидентуры при посольствах. Основные резидентуры расположены в США, странах Западной Европы (в Париже находится региональный центр «Моссад»), некоторых государствах Восточной Европы, Иране, странах Африки. В Южной Америке и на Дальнем Востоке располагаются региональные центры «Моссад». Что касается России и стран бывшего СССР, то здесь работают отдельные сотрудники «Моссад»,
как правило, официально зарегистрированные. Дело в том, что данный регион — сфера ответственности «Натив».
Что интересно, резидент «Моссад» имеет в посольстве власть нередко даже большую, чем посол, и именно через него идет вся связь с Тель-Авивом. По своему положению резидент приравнивается к начальнику отдела в Центре и имеет прямой выход на начальника управления.
По своему количественному составу резидентуры «Моссад» являются небольшими, однако при необходимости могут быть усилены прикомандированными сотрудниками из Центра. Сами сотрудники («каца») имеют дипломатический иммунитет и выполняют различные задания.

Источники информации:

1. Прохоров "Спецслужбы Израиля"
2. Капитонов «Израиль. История Моссада и спецназа»
3. Савич «На острие тайной войны. Страницы истории зарубежных спецслужб»


Статьи категории Моссад