НКВД против Красной Армии

НКВД против Красной АрмииРешения февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 года, требования Сталина и Молотова о «проверке» военного ведомства, выступления Сталина и Ворошилова в июне 1937 года на расширенном заседании Военного Совета при Наркоме обороны были восприняты органами НКВД как прямая директива по массовой чистке кадров армии и флота от якобы имевшихся там вредителей, шпионов и изменников.
Для осуществления этого коварного замысла был активно использован прошедший в июне 1937 года на основе сфабрикованных материалов судебный процесс над руководящими деятелями Красной Армии Тухачевским, Якиром, Уборевичем и другими.
Невзирая на заслуги перед партией, государством и народом, арестам в 1937–1938 гг. были подвергнуты видные военачальники, командиры и политработники. Все они обвинялись в принадлежности к военно-фашистскому заговору, правотроцкистским и другим антисоветским организациям.
Арестованные по делу о военно-фашистском заговоре Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Фельдман, Примаков, Эйдеман, Путна, а также некоторые другие военачальники, будучи сломленными пытками, истязаниями, а некоторые уговорами и обещаниями сохранить жизнь, были вынуждены подписать ложные показания, в которых десятки, сотни лиц из числа командного и начальствующего состава Красной Армии перечислялись как заговорщики.
Лица из командно-начальствующего состава Красной Армии, на которых были получены вымышленные показания об их антисоветской деятельности, как правило, сразу же арестовывались. В результате применения к ним тех же незаконных методов от них добивались подписания протоколов допросов, в которых они в свою очередь оговаривали в преступной деятельности еще более широкий круг военнослужащих Красной Армии.
Все это и вело к невиданному размаху арестов и репрессий. Уже через девять дней после суда над Тухачевским были арестованы как участники военного заговора 980 командиров и политработников, в том числе 29 комбригов, 37 комдивов, 21 комкор, 16 полковых комиссаров, 17 бригадных и 7 дивизионных комиссаров.
В ноябре 1937 года НКВД СССР представил Сталину список под заголовком «Москва-центр» на 292 человека с предложением об их расстреле. Список состоял из видных деятелей Красной Армии, имевших большие заслуги перед партией и государством. Этим списком были обречены на гибель:
— заместитель наркома обороны СССР и начальник Военно-Морских Сил Орлов В.М.,
— заместитель начальника Генерального штаба РККА Левичев В.Н.,
— начальник Управления боевой подготовки РККА Каширин Н.Д.,
— начальник Санитарного управления РККА Баранов М.И.,
— начальник Военно-морской академии Лудри И.М.,
— начальник Военно-политической академии Иппо Б.М.,
— командующий Харьковским военным округом Дубовой И.Н.,
— пом. начальника Главного разведывательного управления Абрамов-Миров А.Л.,
— зам. наркома оборонной промышленности Муклевич Р.А. и целый ряд других видных военных работников.
В июле 1938 года Ежов направил Сталину список на 139 человек, а в сопроводительной записке, исполненной карандашом на клочке бумаги, писал:
«С. Секретно, тов. Сталину. Посылаю список арестованных, подлежащих суду Военной коллегии по первой категории. Ежов. 26.VII.1938 г.».
На списке имеется резолюция:
«За расстрел всех 138 человек. И. Ст., В. Молотов».
Первоначальная цифра 139 переправлена на 138 человек, из списка был вычеркнут маршал Советского Союза Егоров, который был расстрелян позже.
Среди уничтоженных на основании этого списка находились:
— кандидат в члены ВКП(б), начальник Управления по комначсоставу Наркомата обороны СССР Булин А.С.,
— начальник ВВС РККА Алкснис Я.И.,
— начальник Военно-Морских сил РККА Викторов М.В.,
— начальник Главного управления погранвойск Кручинкин Н.К.,
— начальник Разведывательного управления РККА Берзин Я.К.,
— начальник Управления ПВО страны Седякин А.И.,
— начальник Академии Генштаба РККА Кучинский Д.А.,
— начальник штаба ВВС РККА Лавров В.К.,
— командующий авиацией Особого назначения Хрипин В.В.,
— командующие войсками военных округов: Белорусским — Белов И.П., Ленинградским — Дыбенко П.Е., Уральским — Гайлит Я.П., Северо-Кавказским — Грибов С.Е., Среднеазиатским — Грязнов И.К., Закавказским — Куйбышев Н.В., Забайкальским — Великанов М.Д.,
— командующий Тихоокеанским флотом Киреев Е.П.,
— начальник ВВС Особой Дальневосточной армии Ингаунис Ф.А.,
— командующий Амурской военной флотилией Кадацкий-Руднев И.Н.,
— командующий Приморской группой войск ОКДВА Левандовский М.К.,
— командир 5-го авиакорпуса Коханский В.С.,
— командир 4- го казачьего корпуса Косогов И.Д.,
— командир 3-го кавалерийского корпуса Сердич Д.Ф.,
— член Военного совета Северного военного флота Байрачный П.П.,
— член Военного совета Среднеазиатского военного округа Баузер Ф.Д.,
— член Военного совета авиации Особого назначения Гринберг И.М.,
— член Военного совета Харьковского военного округа Озолин К.И.,
— член Военного совета Тихоокеанского флота Окунев Г.С.
С ведома и разрешения Сталина органы НКВД по отношению к арестованным широко применяли физические меры воздействия, шантаж, провокации и обман, в результате чего добивались ложных показаний о «преступной деятельности» целого ряда видных военных работников, находившихся на свободе. Показания многих арестованных направлялись Сталину, который единолично, без какого-либо разбирательства, решал вопрос об аресте невинных людей.
Так, например, ознакомившись с протоколом допроса от 5 августа 1937 года арестованного зам. нач. Разведуправления РККА Александровского, Сталин написал Ежову:
«Арестовать: 1) Каширина. 2) Дубового. 3) Якимовича. 4) Дорожного (чекист). 5) и других (см. показания)».
В этом протоколе отметки «арестовать», «взять» были Сталиным сделаны против 30 фамилий. При ознакомлении с протоколом допроса арестованного командующего войсками Харьковского военного округа командарма II ранга Дубового, который со слов других лиц назвал ряд военачальников, якобы состоявших в заговоре, Сталин единолично дал прямое указание об аресте 18 командиров, в числе которых были: командир корпуса Погребной, командиры авиационных и танковых бригад Бахрушин, Коган, Зима, Евдокимов и Карев, руководящие работники штабов Киевского и Харьковского военных округов.
В 1937 году был необоснованно арестован редактор газеты «Красная Звезда» армейский комиссар 2 ранга Ланда. На допросах в НКВД под воздействием истязаний Ланда вынужден был дать о себе ложные показания и оговорить 90 человек руководящих политработников Красной Армии, которые якобы входили в состав военного заговора. В числе заговорщиков он назвал почти всех руководящих сотрудников редакции газеты «Красная Звезда», ряд членов военных советов округов, начальников политорганов, редакторов окружных газет. Назвал Ланда в числе заговорщиков и заместителя начальника Генштаба РККА Мерецкова.
Сталин, ознакомившись с протоколом допроса Ланды от 11 ноября 1937 года, написал на нем следующее:
«т. Смирнову (ПУР) и Щаденко. Обратите внимание на показание Ланды. Видимо, все отмеченные (названные) в показании лица, пожалуй, за исключением Мерецкова и некоторых других — являются мерзавцами».
Почти все названные в показаниях Ланды лица были арестованы и осуждены.
Ежов 25 сентября 1937 г. сообщил Сталину о показаниях арестованного Акопова (секретарь ЦК КП Азербайджана), который назвал в числе шпионов многих военных. На письме Ежова Сталин написал:
«Тов. Ежов. Надо немедля арестовать всех названных Акоповым армян-военных (см. в тексте). И. Сталин».
В декабре 1937 года Ежов направил Сталину сообщение начальника Ростовского УНКВД, в котором приводились показания бывшего командира казачьего корпуса Косогова И.Г. (перед арестом он работал заместителем инспектора кавалерии РККА). На этом письме Сталин написал:
«т. Ежову. Нужно арестовать всех отмеченных Косоговым лиц. И. Ст.».
Значительное число военачальников было арестовано также и с санкции Ворошилова. Так, 28 мая 1937 года НКВД СССР составил список работников Артуправления РККА, на которых имелись показания арестованных как на участников военно-троцкистского заговора. В этот список были включены помощник начальника Артиллерийского управления РККА комбриг Железняков и многие другие, всего 26 командиров Красной Армии. На списке имеется резолюция Ворошилова:
«Тов. Ежову. Берите всех подлецов. 28.V.1937 года. К. Ворошилов».
В августе 1937 года из Наркомата обороны Союза ССР в НКВД СССР было направлено следующее письмо об аресте ряда видных руководящих военных работников:
«Сообщаю резолюцию Народного Комиссара Обороны СССР на справках Леплевского: 1. О зам. нач. политуправления КВО корпусном комиссаре Хорош М.Л. “Арестовать. К.В.”. 2. О командире-комиссаре 1-го кав. корпуса комдиве Демичеве “Арестовать. К.В.”. 3. О начальнике отдела связи КВО комбриге Игнатовиче Ю.И. “Арестовать. К.В.”. 4. О командире 7-го кав. корпуса комдиве Григорьеве П.П. “Арестовать. К.В.”. 5. О командире 58-й СД комбриге Капцевиче Г.А. “Арестовать. К.В.”. 6. О начальнике 2-го отдела штаба КВО полковнике Родионове М.А. “Арестовать. К.В.”.»
В данном случае без какого-либо разбирательства Ворошиловым были приняты решения об аресте 142 руководящих военных работников.
Активное участие в решении вопроса об арестах командиров и видных руководящих военных работников принимали в 1937–1938 годах начальник управления НКО по начсоставу Щаденко, начальник Главного политического управления РККА Мехлис, заведующий ОРПО ЦК ВКП(б) Маленков.
В декабре 1937 и январе 1938 гг. НКВД СССР направил представление на имя Ворошилова об аресте ряда военачальников, в числе которых были член Военного совета Сибирского военного округа Юнг Н.А., член Военного совета Северо-Кавказского военного округа Сидоров, старший инспектор политуправления РККА дивизионный комиссар Индриксон Я.Г., зам. начальника политуправления СКВО корпусной комиссар Битте А.М., член Военного совета Уральского ВО Тарутинский А.В. и другие. На этих документах имеются резолюции Щаденко, Мехлиса и Маленкова об аресте названных выше лиц. Все они были арестованы и затем необоснованно осуждены.
В архивных материалах НКВД СССР и Наркомата обороны СССР нет точных статистических данных о числе арестованных военнослужащих за 1937–[19]38 гг. Однако некоторые документы дают возможность определить размах этих репрессий в отношении военнослужащих.
Так, в справке Управления кадров РККА от 19 сентября 1938 года, направленной заместителю наркома обороны Щаденко, указано, что число уволенных из армии офицеров в 1937–[19]38 годах составило 36 761 человек.
В другом документе — «Справке-докладе о накоплении командных кадров РККА» от 21 марта 1940 года — говорится, что «за 1937–1938 годы в связи с чисткой армии было арестовано, исключено из партии и таким образом выбыло из РККА — 35 000, в том числе 5000 политсостава». Среди репрессированных были 3 заместителя наркома обороны, нарком Военно-Морского Флота, 16 командующих войсками военных округов, 25 их заместителей и помощников, 5 командующих флотами, 8 начальников военных академий, 25 начальников штабов округов, флотов и их заместителей, 33 командира корпуса, 76 командиров дивизий, 40 бригадиров бригад, 291 командир полка, 2 заместителя начальника Политуправления РККА, начальник Политуправления ВМФ и ряд других видных политработников. Из девяти военных работников (Ворошилов, Гамарник, Якир, Блюхер, Булин, Тухачевский, Егоров, Буденный и Уборевич), избранных 17-м съездом ВКП(б) в состав Центрального комитета партии, семь человек в 1937–1938 гг. были объявлены врагами народа, участниками «военного заговора», и только Ворошилов и Буденный сохранили свое положение, хотя на Буденного органы НКВД тоже сфабриковали показания о принадлежности его к «заговору».
Среди членов ЦИК СССР, избранных на VII Всесоюзном съезде Советов, было 36 видных командиров и армейских политработников. Из этого числа 30 человек в 1937 г. были объявлены «врагами народа».
Из 108 членов Военного совета при НКО СССР к ноябрю 1938 года сохранилось от прежнего состава только 10 человек.
По прямому указанию Сталина, как об этом можно судить по записным книжкам Ежова, в 1937–1938 гг. были осуждены и находились длительное время в тюрьмах, лагерях и ссылках жены, дети, родители, сестры, братья и другие родственники репрессированных военных работников.
О характере и размерах репрессий, постигших командный, политический и другой начальствующий состав Красной Армии, говорил Ворошилов на заседании Военного совета при Народном Комиссариате Обороны Союза ССР 29 ноября 1938 года:
«Когда в прошлом году была раскрыта и судом революции уничтожена группа презренных изменников нашей Родины и РККА во главе с Тухачевским, никому из нас и в голову не могло прийти, не приходило, к сожалению, что эта мерзость, эта гниль, это предательство так широко и глубоко засело в рядах нашей армии. Весь 1937 и 1938 годы мы должны были беспощадно чистить свои ряды, безжалостно отсекая зараженные части организма, до живого, здорового мяса, очищались от мерзостной предательской гнили… Вы знаете, что собою представляла чистка рядов РККА… Чистка была проведена радикальная и всесторонняя… с самых верхов и кончая низами… Поэтому и количество вычищенных оказалось весьма и весьма внушительным. Достаточно сказать, что за все время мы вычистили больше 4 десятков тысяч человек. Эта цифра внушительная. Но именно потому, что мы так безжалостно расправлялись, мы можем теперь с уверенностью сказать, что наши ряды крепки и что РККА сейчас имеет свой до конца преданный и честный командный и политический состав».
Заявление Ворошилова относительно характера чистки армии являлось безответственным. Он клеветал на военнослужащих, называя их изменниками, скрыл от партии подлинную причину массовых репрессий, являясь сам одним из основных виновников этой трагедии.
Из числа руководящих кадров командного состава Красной Армии, незаконно репрессированных в период с 1937 г., ныне полностью реабилитированы:
— 4 маршала Советского Союза (Егоров А.И., Блюхер В.К., Тухачевский М.Н. и Кулик Г.И.);
— маршалы авиации (Худяков С.А. и Ворожейкин Г.А.);
— генерал армии (Павлов Д.Г.),
— 4 командарма 1-го ранга (Федько И.Ф., Якир И. Э, Уборевич И.П. и Белов П.П.),
— 1 армейский комиссар 1-го ранга (Смирнов П.А.);
— 2 флагмана флота 1-го ранга (Орлов В.М. и Викторов М.В.);
— 3 генерал-полковника (Гордов В.Н., Штерн Г.М. и Локтионов А.Д.);
— 10 командармов 2- го ранга,
— 14 армейских комиссаров 2-го ранга,
— 2 флагмана флота 2-го ранга,
— 20 генерал-лейтенантов,
— вице-адмирал,
— 59 комкоров,
— 22 корпусных комиссара,
— 73 генерал-майора,
— 2 контр-адмирала,
— 125 комдивов,
— 73 дивизионных комиссара,
— 6 флагманов 1-го ранга,
— 3 флагмана 2-го ранга?
— 216 комбригов.

Источники информации:

1. Шаваев «История военной контрразведки. СМЕРШ империй»





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 4 =

Случайные записи: