Дело Профьюмо часть 2

часть 1

Иванов подбирается к королевской семье

«Как удалось мне подобраться к королевской семье? — Все началось с моего знакомства с доктором Уардом. Он был лично и уже много лет знаком с принцом Филиппом, позднее герцогом Эдинбургским, и охотно делился со мной тем, что знал.
…- Мы с принцем Филиппом давние друзья. — заявил он мне однажды. — Знаем друг друга уже лет пятнадцать. С тех пор как я вернулся из Индии и начал практиковать в Лондоне.»1

Принц Филипп Маунтбеттен, герцог Эдинбургский

Принц Филипп Маунтбеттен, герцог Эдинбургский (Prince Philip Mountbatten, Duke of Edinburgh; родился 10 июня 1921 года, Корфу, Греция) — супруг королевы Великобритании Елизаветы II.

У Филиппа и Елизаветы четверо детей: Чарльз, принц Уэльский (род. 1948 г.), принцесса Анна (род. 1950 г.), принц Эндрю, герцог Йоркский (род. 1960 г.) и принц Эдвард, граф Уэссекский (род. 1964 г.).

Пятый ребёнок (и единственный сын) принца Андрея, сына короля Греции Георга I и младшего брата короля Константина I. С рождения носил титул принца Греческого и Датского.
Отец принадлежал к царствовавшему в Греции датскому дому Глюксбургов. Бабушка со стороны отца — Ольга Константиновна Романова, внучка Николая I. Мать Филиппа принцесса Алиса — из гессенского рода Баттенбергов, племянница последней российской императрицы Александры Фёдоровны и троюродная сестра Николая II.

Правнук датского короля Кристиана IX, праправнук английской королевы Виктории и российского императора Николая I.

Иванов поставил себе целью узнать, что знал Стив Уард о членах королевской семьи. Оказалось, что знал он не так уж и мало.
В течение 1961-го года Стив выполнил серию портретов членов королевской семьи, в том числе герцога Эдинбургского, принцессы Маргариты и ее супруга сэра Энтони Армстронг-Джоунса (лорда Сноудена). С ними Ивнову предстояло познакомиться.
Встреча с герцогом Эдинбургским произошла во время визита в Великобританию Михаила Михайловича Сомова – советского иследователя Северного полюса. Супруг королевы был президентом Королевского географического общества, которое произвело Михаила Сомова в свои почетные члены и присудило ему премию за выдающиеся заслуги в освоении Арктики и Антарктики.
На время визита Михаила Сомова в Великобританию его сопровождающим и переводчиком был назначен Иванов.
В честь Михаила Сомова правлением Королевского географического общества был дан обед. За столом председательствовал президент общества герцог Эдинбургский. Сомов сидел по левую руку от герцога, Иванов — по правую.
За столом Иванов пытался разговорить герцога, однако тот от разговора уходил.

Герцог Эдинбургский и его поклонницы
Герцог Эдинбургский и его поклонницы

Когда подали кофе, они втроем уединились в небольшой комнате рядом с банкетным залом. Сомов был неразговорчив, а Иванов по-прежнему пытался расширить знакомство с супругом королевы, предлагая на этот раз для обсуждения вопросы о непреходящих общечеловеческих ценностях — мире, согласии, взаимопонимании, сотрудничестве. Но всё было бесполезно…
Примерно тот же эффект имели и две последующие встречи с герцогом Эдинбургским — на скачках в Аскоте и на королевской чайной церемонии в Букингемском дворце. Подружиться с супругом королевы Иванову не удавалось…
В одну из встреч Стив Уард так высказался Иванову про герцога:
«Герцог Эдинбургский и Филипп — это два разных человека, Юджин.  Я помню, каким он был до женитьбы. Знаю, каким он стал сейчас. Могу сравнивать.
Ты общался с государственным мужем, пытающимся быть и осторожным и мудрым. Дело в том, что долгие годы он жил по иным законам: легко и беспечно. Ошибки молодости теперь обходятся ему недешево. Поэтому сейчас герцог Эдинбургский пытается подмять под себя Филиппа. Во время встреч с тобой ему это, видимо, удалось.»1
После этого протянул альбом с фотографиями и открыв  на одной из страниц, стал комментировать:
— Это Энтони Бошан — муж дочери сэра Уинстона Черчилля Сары, а это Артур Кристиансен — главный редактор «Дейли экспресс». Ну а здесь принц Филипп и его кузен Дэвид. Это Николь, а на этом снимке еще одна девица, кажется, Мэгги. Симпатичные были девочки…
Только теперь Иванов понял, что за фотографии хранились в этой коллекции.
«Как же я сразу не сообразил! — возмущался он своей недальновидностью. — Решил, что это дешевая порнография и только. А здесь целый вагон компромата.»
О краже снимков не могло быть и речи, поэтому, когда Стив вышел, чтобы приготовить кофе, он достал из-под галстука «Минокс» и довольно быстро переснял несколько наиболее скандальных фотографий из альбома.
Альбом этот достался Стиву в 1956 году после смерти Бэрона Нэйхума и по его завещанию. Королевский фотограф Бэрон Нэйхум стал персоной нон грата для Дома Виндзоров в середине 1950-х, когда «желтая пресса» подняла шумиху по поводу его скандальных похождений в кампании принца Филиппа и его кузена Дэвида. Бэрон был отлучен от двора ее величества.

Бэрон Нэйхум за работой
Бэрон Нэйхум за работой

Филипп и Бэрон питали слабость к прекрасному полу. Они совместно организовали так называемый «Четверг клуб», где любили обсуждать в чисто мужской кампании свои амурные приключения. Только одна женщина и один единственный раз присутствовала на заседаниях клуба. Ею оказалась Нэнси Спейн. Переодевшись в мужской костюм, эта предприимчивая журналистка прислуживала однажды членам «Четверг-клуба» за обедом, чтобы написать затем материал для своей газеты.
Каждый член клуба имел право привести с собой на встречу одного своего друга. Так среди весьма знатных особ членов клуба оказался и Стивен Уард, приглашенный в «Четверг-клуб» своим другом Бэроном Нэйхумом.
Нэйхум был известен в богемных кругах Лондона своими феерическими вечеринками. Большинство из них проходили в просторной студии фотографа и выглядели вполне пристойными. Но случались и такие, что не афишировались. О них знал лишь узкий круг преданных друзей. Это были секс-патиз, на которые приглашалась менее шикарная публика, без стеснений занимавшаяся в доме Бэрона групповым сексом. Организатором таких вечеринок, помимо королевского фотографа, был его верный друг доктор Стивен Уард. А гостем-инкогнито периодически появлялся принц Филипп.
Таким образом рассказы и фотосвидетельства об амурных эскападах супруга королевы попали в архив Бэрона и в его фотоколлекцию.

Девицы Стивена Уарда

У Стивена Уарда была компания миловидных молодых девиц.
Первой такой знакомой из компании доктора Уарда была Кристина Килер — танцовщица кабаре. Ей едва исполнилось восемнадцать лет и она была весьма хороша собой.

Кристина Килер
Кристина Килер

Уард убеждал, что интимных отношений у него с Кристиной нет, а он просто заботится о ней, пытается по мере возможности обеспечить ей достойное будущее.
Заботился о ней доктор Уард весьма своеобразно. Кристину знакомили с богатыми и влиятельными мужчинами, которые охотно брали ее на содержание.
Второй девушкой в команде доктора Уарда была Мэрилин Райс-Дэвис, или просто Мэнди. Эта бесшабашная блондинка с внешностью модели приехала в Лондон из Бирмингема в возрасте 16 лет. В столице она познакомилась с Кристиной Килер.

Мэрилин Райс-Дэвис
Мэрилин Райс-Дэвис

Молоденькая блондинка очаровывала всех. Сначала она стала любовницей мультимиллионера Чарльза Клора. Затем в Мэнди влюбился сам лорд Дадли, предложивший ей руку и сердце. Их сиятельство, впрочем, вскоре одумался и сочетался браком с принцессой Радзивилл. Ну а Мэнди перешла на содержание к хозяину Кливдена лорду Астору.
Третьей девушкой доктора Уарда, которую часто встречали в его кампании, была Мариэлла Новотна. Стив познакомил эту 19-летнюю танцовщицу с лордом Астором, и их знакомство быстро превратилось в любовную интрижку. Мариэлла была единственной дочерью англичанки из Шеффилда Стеллы Мэри Кейпе и служившего в годы Второй мировой войны в королевских ВВС эмигранта из Чехословакии Антона Новотны. Самое пикантное обстоятельство заключалось в том, что отец Мариэллы и тогдашний президент Чехословакии Антонин Новотны оказались близкими родственниками.

скандал Профьюмо
Мариэлла Новотны и Ход Диббен в день свадьбы

Четвертой девушкой из команды доктора Уарда была Илиа Сушенек, двадцатилетняя австрийка, получившая британское гражданство. Она нередко сопровождала Стива в лондонских клубах. В «Гаррик клубе» Илиа нередко играла в бридж. Была частым гостем и любимицей лорда Астора. Одно время ею был увлечен еще один влиятельный приятель доктора Уарда — мультимиллиардер и нефтяной магнат Пол Гетти.
Список девушек Уарда можно было бы продолжить именами Мегги Браун, Шэрон Паркер, Юнис Бейли, Сюзи Чанг, Ронны Риккардо и других. Все они окружали Стива в его повседневной жизни, сопровождали его высокопоставленных друзей на вечеринках в узком кругу.
Многие полагали, что Уард был не столько остеопатом и художником, сколько сутенером. Но это не так. Сутенером он как раз и не был. Вряд ли сутенер будет заниматься своим делом абсолютно бескорыстно. А доктор Уард не брал с девушек ни пенса. Более того, он нередко сам помогал им деньгами. Решал их бытовые проблемы, подыскивал недорогое жилье.
Возникал естественный вопрос: «А зачем он все это делал?..»
За всем этим, скорее всего, просматривалось главная цель: Стивен хотел пробиться на самый верх социальной лестницы. Патологический интерес доктора Уарда к женщинам легкого поведения подпитывался его очевидным стремлением стать, наконец, желанным членом высшего общества. Молодые красотки, окружавшие его, легко могли обольстить любого аристократа или высокопоставленного государственного чиновника.
Благодаря своей команде девушек по вызову, Стив стал желанным гостем в богатых имениях и особняках. С ним в эти дома входила вполне доступная, хотя и платная, любовь весьма привлекательных девушек.

Стив Уард
Доктор Уард и его любимый белый «Ягуар»

До 1958 года английские мужчины имели возможность удовлетворять свои сексуальные потребности на стороне, обращаясь к проституткам. Но с принятием в ноябре пятьдесят восьмого года британским парламентом «Билля о нарушениях общественного порядка на улицах» публичные дома в английских городах были объявлены вне закона.
В итоге после принятия этого закона в стране было формально покончено с проститутками. Зато на свет появилась не менее многочисленная каста так называемых девушек по вызову, а доктор Уард стал де-факто, но не де-юре главой небольшой, но элитной компании по предоставлению интимных услуг.
Теперь он фактически владел отлаженной машиной по производству компромата на элиту британского общества… Доступ к такого рода материалам сулил Евгению Иванову заманчивые перспективы. Однако, в Центре считали, что он был обязан заниматься своим делом, а не увлекаться секс-шпионажем. Не по рангу, мол, было влезать в скандалы высшего общества и собирать компромат на сильных мира сего. Флотом британским надо было заниматься, а не девушками по вызову.
Однако, тем не менее, от этих девушек Стив получал информацию о сексуальных вкусах своих клиентов. Билли Астор, например, по рассказам Мэнди Райс-Дэвис и Мариэллы Новотной, был не только фанатом лисьей охоты и игры в бридж, но и большим любителем «клубнички», в частности садомазохизма. Этот вид сексуальных забав милорд, очевидно, не мог практиковать в супружеской постели. Зато старлетки из команды доктора Уарда ему ни в чем никогда не отказывали. Девушки, кроме того, утверждали, что Билли — бисексуал. И приводили тому немало доказательств.
Подобные рассказы из-за безмерной словоохотливости Стива нередко доходили и до ушей Евгения Иванова. Благодаря доктору Уарду и его женской команде у него постепенно набирался солидный компромат на лорда Астора и его друзей. Они, как оказалось, были весьма падки на товар, который поставлялся им Стивом. Ни английские, ни зарубежные гости Билли Астора не брезговали услугами молоденьких девиц легкого поведения. А доктор Уард был рад им услужить.
Часто Стив без особых на то приглашений, рассказівал Иванову о том, кто гостит у Асторов и в связи с чем. Порой он оказывался особенно словоохотлив и тогда рассказывал о беседах, свидетелем которых становился. Для советского разведчика это была весьма полезная информация, ибо, как правило, речь шла о негласных контактах крупных политических фигур того времени. Крайне редко это были лишь встречи в семейном кругу старых и добрых знакомых. Чаще имели место деловые контакты, результаты которых становились реальной политикой нового дня.

Кристина Килер соблазняет министра обороны Профьюмо

В воскресенье 9 июля 1961 года Иванов был в Лондоне. Неожиданно раздался телефонный звонок. Это был Стивен Уард:
«Приезжай немедленно ко мне в Спринг-коттедж, — командным голосом заявил он. — Здесь творится нечто невообразимое.»1

Кливден
Кливден — имение лорда Астора

Приехав в Кливленд, Евгений Михайлович узнал, что накануне вечером гостившая в Спринг-коттедже у Уарда Кристина Килер захотела искупаться в открытом бассейне рядом с особняком лорда Астора. Купального костюма она с собой не захватила, поэтому решила окунуться в воду голой. Вылезая затем из бассейна, она во всей своей первозданной красоте попалась на глаза гостям дома, проходившим неподалеку. Среди них был и Джон Профьюмо. Видимо, военный министр не мог не оценить прелестей мисс Килер. И, что называется, положил на нее глаз.
Весь следующий день Профьюмо, как завороженный, несмотря на присутствие жены, красавицы кинозвезды Валери Хобсон, глядел на Кристину. Резвился с ней в бассейне, словно мальчик, не сводил глаз с ее стройного тела, то и дело поглаживал ей руки. Словом, заигрывал с юной гостьей напропалую…

Профьюмо

Джон Профьюмо (John Dennis Profumo; 30 января 1915 г., Кенсингтон — 9 марта 2006 г., Южный Кенсингтон) — наследник многомиллионного состояния, военный министр Великобритании.
Носил титул пятого барона бывшего Королевства Сардинии, третьего барона объединенного Королевства Италии.
Был главным акционером крупного английского страхового общества «Про-видент Лайф».
После окончания Оксфорда отправился в кругосветное путешествие, в ходе которого посетил Советский Союз, Китай, Японию и США.
В 21 год он стал председателем одной из лондонских ассоциаций Консервативной партии.
В 1940 году в 25 лет стал самым молодым членом палаты общин.
Принимал активное участие во Второй мировой войне, которую закончил в звании армейского полковника и кавалера почетного Ордена Британской империи.
Затем он он провел первые послевоенные годы на военно-дипломатической службе. Его произвели в чин бригадного генерала и направили работать в британскую военную миссию связи в Японию.
В 1950 году был вновь избран в парламент.
В 1952 году получил свой первый министерский портфель в ведомстве транспорта и гражданской авиации при правительстве сэра Уинстона Черчилля.

5 января 1954 года сочетался законным браком с популярной киноактрисой Валери Хобсон.
В 1960 году премьер-министр Гарольд Макмиллан назначил его военным министром. По английским законам военный министр возглавлял британскую армию, ее пехоту, бронетанковые силы и артиллерию.
В США в Профьюмо видели будущего премьер-министра Великобритании, твердого и непреклонного сторонника атлантического сотрудничества с Соединенными Штатами Америки.
Именно Джон Профьюмо стал, по негласному решению Вашингтона, доверенным лицом США в вопросах реализации проекта «Скайболт», а затем и программы «Поларис». Он был не только в курсе всех нюансов трудного переговорного процесса между Лондоном и Вашингтоном по этой проблеме, но и привлекался к планированию и решению так называемых технических вопросов в рамках обсуждавшихся программ реформирования британских ядерных сил сдерживания.

Выход на такого человека, как Профьюмо, обещал советской военной разведке доступ не только к тактической, а к важнейшей военно-стратегической информации по ключевым вопросам ядерной политики США и Великобритании.

Когда ближе к вечеру Иванов собирался уезжать, Стив попросил его подвезти в Лондон и Кристину.
« Увези ее поскорее с глаз долой, не то министр затащит эту девчонку в постель прямо у меня в коттедже. Не дай бог, Валери что-нибудь заметит. Тогда от упреков в мой адрес не спастись. Ведь именно я имел удовольствие привезти Кристину на выходные в Кливден. Джек (так в близком кругу именовали Джона Профьюмо) совсем потерял голову. Эта девчонка способна вить из него веревки.»
Такой поворот дела не мог не заинтересовать советского разведчика. Каково! Министр обороны Великобритании на крючке у девчонки! А что если воспользоваться этим?
Иванов охотно согласился подвезти Кристину домой, так как предложение Стива было для него более чем кстати. Ведь эта девушка стала потенциальным игроком в новой и многообещающей игре!
А уже на следующей неделе ей удалось соблазнить Профьюмо, о чем Иванов был сразу же поставлен в известность. Более того, министр вступил с ней в романтическую переписку и его письма через Уарда попали к Иванову.
Во время свиданий на Уимпол Мьюз 17 с помощью Стива были сделаны фотографии министра с Килер. Магнитофонные записи в спальне дополнили эту коллекцию. Компромат на министра-любовника рос не по дням, а по часам.
На вопрос был ли у него секс с Кристиной, сам Евгений Михайлович в своей книге написал так:
«Что произошло дальше, все эти годы вызывало споры, как будто без ответа на вопрос, переспал я или нет с Кристиной Килер, нельзя выяснить причин и последствий дела Профьюмо. Да, был грех. Я ушел заполночь, когда Кристина уже спала. Казалось, что у меня появился новый союзник. Партнерство с Кристиной обещало многое. Я рассчитывал, что Килер станет моей помощницей. И не без оснований.»1
Однако на открытое сотрудничество с Кристиной Иванов не решался, поэтому его помощником оставался Стивен Уард. Три десятка лет спустя во время встречи Кристины и Евгения Михайловича в Москве она признается ему:
— А ведь все могло сложиться иначе. Я хотела и могла помочь тебе в твоей работе. Я даже несколько раз приходила в посольство, но не решалась войти. Меня пугал Стив. Я думала, что он будет против. И боялась…

 

Планы на Профьюмо

План работы с Джеком Профьюмо вырисовывался все более четко и рельефно. Уард охотно снабжал Иванова информацией о связях Профьюмо с Килер. Иванов, в свою очередь, старался фиксировать все детали и подробности этого романа.
Дружеские визиты домой к Валери Хобсон сделали его владельцем некоторых весьма важных бумаг из портфеля министра, которые он похитил. Круг почти замкнулся.
Центру оставалось подготовить план выхода на Профьюмо одного из советских агентов, работавших в Великобритании, с компрометирующими министра материалами. Нужно было лишь поделиться с Профьюмо знаниями об интимной связи министра с Кристиной, а также показать фотокопии похищенных из его дома секретных документов.
Однако, когда проработка операции была практически завершена, она получила неожиданный отбой. Вокруг Кристины Килер и военного министра раскручивался крупный скандал. В Англии началась череда разоблачений, вскоре приведших сначала к отставке Джона Профьюмо, а затем и самого премьер-министра. Шантаж военного министра Великобритании потерял всякий смысл.
Путь наверх откровенному ставленнику Вашингтона был перекрыт, от его карьеры остались одни осколки. Этот факт сам по себе уже являлся большим достижением советской разведки.
Кроме того, реальную выгоду Кремлю сулил взлет исповедовавшей социал-демократические идеи лейбористской партии Великобритании. К руководству страной надолго пришло лейбористское правительство Гарольда Вильсона, на которое Москва возлагала немалые надежды.

Часть 3

Источники информации:

Иванов, Соколов «Голый шпион. Русская версия. Воспоминания агента ГРУ»





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 6 =

Случайные записи: