Особый отдел ВЧК

Название:

Особый отдел ВЧК

Официальное название:

Особый отдел ВЧК

Статус:

упразднен

Дата создания:

19 декабря 1918 года

Дата упразднения:

октябрь 1922 года

Создание Особых отделов ВЧК

19 декабря 1918 года на базе органов военного контроля и фронтовых чрезвычайных комиссий решением бюро ЦК РКП(б) был образован Особый отдел ВЧК — единый орган военной контрразведки по борьбе со шпионажем, изменой Родине и другими контрреволюционными преступлениями в частях и учреждениях Красной армии.
3 февраля 1919 года новая структура была утверждена постановлением ВЦИК, в котором она именовалась Особым отделом (ОО) при ВЧК с функциями защиты власти, обеспечения безопасности революционных завоеваний и контрразведки.
Заметьте, в третью очередь — контрразведки.
Совместно подписанное РВСР и ВЧК Положение при особых отделах при ВЧК и губернских ЧК гласило:
«1. Борьба с контрреволюцией и шпионажем в армии и флоте возлагается на Особый отдел при ВЧК.
2. Общее руководство вышеуказанной борьбой возлагается на ВЧК, которая через свой Особый отдел руководит работой местных Особых отделов, контролирует их деятельность и руководит работой агентуры за границей, в оккупированных иностранными державами и занятыми белогвардейцами областях.
3. Особый отдел ВЧК вместе с тем непосредственно под контролем Реввоенсовета Республики выполняет все его задания».
Вскоре Особые отделы были организованы при фронтах, армиях и губернских ЧК, в дивизиях появились Особые отделения, а в прифронтовой полосе, ближнем тылу и узловых точках сухопутных и водных коммуникаций возникли Особые военно-контрольные пункты.
В итоге сложились две параллельные структуры контрразведки:
— территориальная;
— военная.

На­чаль­ни­ки Особого отдела ВЧК

— М. С. Кед­ров (ян­варь – август 1919 года);
— Ф. Э. Дзер­жин­ский (август 1919 – июль 1920 года);
— В. Р. Мен­жин­ский <(июль 1920 – июль 1922 года).

Структура Особых отделов ВЧК

Изначально аппарат Особого отдела ВЧК состоял из таких подразделений:
— Общее отделение;
— Оперативное отделение;
— Активное отделение;
— Следственное отделение;
— Организационно-инспекторское отделение.
Территориальные и войсковые органы Особого отдела выглядели несколько иначе. По состоянию на 3 января 1919 года они состояли из Общего и Активного отделений, однако уже с 17 января 1919 года они приобрели новую структуру:
— Активная часть;
— Организационно-инспекторская часть;
— Хозяйственная часть;
— Секретариат;
— Следственная часть (добавлена в конце января 1919 года).
Позже структура губернских, фронтовых и армейских Особых отделов многократно изменялась.
Особым отделам всегда была свойственна тенденция к автономии, которая периодически проявлялась вплоть до стремления отделиться от ВЧК и стать параллельным ей независимым органом.
Уже в момент создания они занимали в структуре ВЧК особое положение и действовали как самостоятельное ведомство, притом зачастую более влиятельное, чем «материнская» структура.
Это весьма беспокоило руководство госбезопасности, отчетливо ощущавшее опасность упразднения системы ВЧК, в особенности на фоне растущего недовольства чрезвычайным характером ее
деятельности.
Президиум ВЧК акцентировал подчиненность губернских Особых отделов губернским ЧК, но ситуацию это не исправило, более того, усилило определенный антагонизм внутри территориальных органов госбезопасности.
До февраля 1920 года Особые отделы даже на уровне губчека имели собственные печати и бланки ордеров на право обысков и ареста. После ликвидации в том же месяце следственного аппарата ВЧК особисты сохранили его в своей структуре.
Особые отделы не зависели от коллег даже в поддержке силовыми подразделениями, потому что 9 сентября 1919 года получили право создавать собственные отряды особого назначения.
Более того, они располагали существенно более широкими полномочиями применения смертной казни, даже после ее формальной отмены 17 февраля 1920 года.
Существовала заметная неравноправность войсковых и территориальных Особых отделов. Например, одновременно с лишением Особых отделов губчека прав на собственные бланки, печать и ордера таковые сохранялись за военной контрразведкой вплоть до уровня дивизионных Особых отделений.
Такая ситуация привела к оттоку мало-мальски подготовленных кадров чекистов из территориальных органов в систему фронтовых и армейских Особых отделов. В итоге губернские ЧК практически полностью лишились специалистов по фактически изъятой из их ведения контрразведывательной работе.
Руководитель Особого отдела Кедров во всех документах именовал себя не управляющим, а председателем ОО при ВЧК и постоянно подчеркивал свою независимость. Однако Кедров не ориентировался и на военное ведомство, в котором вскоре снискал ненависть своей необычно высокой конфликтностью и приверженностью к репрессивным методам.
Весьма быстро вскрылась его неспособность возглавлять столь важный в условиях гражданской войны орган.
Кедров постоянно разъезжал по фронтам гражданской войны в бронепоезде, отмечая свои перемещения повсеместными систематическими расстрелами бойцов, командиров и гражданских лиц. Никакой организационной работы Кедров принципиально не проводил и был решительно настроен на решение поставленных задач исключительно репрессивными методами.
Такая практика дезорганизовывала Красную Армию и дискредитировала советское руководство, в связи с чем Троцкий потребовал от Ленина и Дзержинского вернуть начальника военной контрразведки в Москву, угрожая в противном случае арестовать его.
В ВЧК давно знали о профессиональной несостоятельности Кедрова и странностях его характера, а еще более были обеспокоены сепаратистскими тенденциями в системе Особых отделов, поэтому Дзержинский внес в Бюро ЦК РКП(б) предложение об отстранении председателя Особого отдела от должности.

Реорганизация Особых отделов ВЧК

В марте 1919 года решением VIII съезда РКП (б) руководство Особыми отделами было выведено из-под эгиды системы
госбезопасности и они стали подчиняться комиссарам армий и фронтов, а за Управлением Особых отделов ВЧК осталось только общее руководство ими.
13 мая 1919 года Постановлением Совета труда и обороны вся система военной контрразведки была передана в ведение РВС различных уровней.
2-4 июня 1919 года совместное постановление Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б) подтвердило права реввоенсоветов назначать и смещать руководителей Особых отделов.
Председатель РВСР Троцкий лично контролировал этот процесс и для его ускорения в конце июня 1919 года вернул фронтовым Особым отделам ранее принадлежавшие им и отобранные у них функции.
Помимо задачи общей оптимизации системы, таким путем он получал возможность поставить на ключевые посты верных ему людей.
25 июня 1919 года постановлением Коллегии ВЧК Кедров был снят с поста председателя Управления Особых Отделов, а уже 18 августа 1919 года Дзержинский по совместительству занял этот пост.
К этому времени очень своевременно подоспела громкая ликвидация заговорщических организаций «Национальный центр» и «Штаб Добровольческой армии Московского района», весьма упрочившая авторитет Управления Особых Отделов.
Затем Дзержинский решился на беспроигрышный ход, получив согласие на ввод в центральный орган военной контрразведки таких видных деятелей, как кандидат в члены Политбюро ЦК РКП(б) Н. И. Бухарин, секретарь ВЦИК А. С. Енукидзе, член РВС 5-й армии И. С. Кизельштейн, член Президиума ВЦИК В. А. Аванесов.
В развитие этой практики осенью 1919 года он учредил институт особоуполномоченных Управления Особых Отделов, которыми стали бывший нарком финансов, а затем генеральный консул СССР в Берлине В. Р. Менжинский, секретарь Малого Совнаркома Я. С. Агранов, заместитель наркома госконтроля К. И. Ландер и ответственные работники самой ВЧК А. X. Артузов и В. Д. Фельдман.
Изданная в сентябре 1919 года Инструкция ОО ВЧК по организации работы Особых отделов армий гласила:
«1) Армейские особотделы через своих начальников подчиняются во всех отношениях Особотделу ВЧК.
2) В оперативной работе армейские особотделы подчиняются также фронтовым особым отделам…
3) Реввоенсоветам армий армособотделы подчиняются в оперативной работе своей в том же порядке, как и фронтособотделы».
В ходе кампании по восстановлению юрисдикции ВЧК над Особыми отделами весьма ярко проявилась роль человека, который позже оказался одной из самых примечательных фигур в руководстве советских органов госбезопасности.
Бывший управляющий делами Высшей военной инспекции Г. Г. Ягода занял пост начальника Управления делами УОО и своей энергичность и организованностью в кратчайший срок сделал буквально невозможное — сумел привить в центральном аппарате, а затем и в местных органах военной контрразведки новый стиль работы.
К декабрю 1919 года Ягода совместно с заместителем председателя Особого отдела ВЧК И. П. Павлуновским разработал новую организационную структуру Управления Особых Отделов, которая имела более характерный для ВЧК вид:
— Организационное отделение;
— Административное отделение;
— Информационное отделение;
— Секретный отдел;
— Оперативная часть;
— Агентурное отделение;
— Следственное отделение;
— Регистрационное отделение.
Позднее эта структура была несколько скорректирована: Информационное отделение получило статус самостоятельного отдела, а оперативных особоуполномоченных организовали в отдельную группу.
Административное отделение становилось то Административно-инспекторским, то Административно-организационным отделом, во главе которого бессменно стоял Ягода, который одновременно являлся и управляющим делами.

Съезды Особых отделов фронтов и армий;

Для учета накопленного на местах опыта и облегчения централизации руководства он выработал идею проведения всероссийских съездов Особых отделов фронтов и армий, первый из которых прошел в Москве с 22 по 26 декабря 1919 года.
Делегаты этого съезда почти единогласно декларировали необходимость ослабления зависимости от военного ведомства и укрепления связей с ВЧК, что и было с удовлетворением воспринято Павлуновским и Ягодой.
Итоги съезда оказались достаточно существенными и в организационной области фактически возвратили систему ОО к более раннему периоду ее существования, когда она, без сомнения, являлась полностью чекистской.
Была зафиксирована вертикаль подчиненности местных Особых отделов, отделений и пунктов Особому отделу ВЧК.
Ему же подчинялись ОО губернских ЧК.
Военные практически лишались с трудом завоеванного ими права принимать кадровые решения по руководителям фронтовых и армейских ЧК и могли теперь в крайнем случае отказывать ВЧК в согласовании их кандидатур, но не назначали и не увольняли их.
Однако решения съезда не могли иметь юридической силы, и вышестоящие органы имели право отменить их в любой момент. Как ни странно, ни наркомвоен, ни РВСР не совершили даже малейшей попытки оспорить принятые документы, и Павлуновский 5 января 1920 года смог убедить Оргбюро ЦК РКП(б) легализовать их соответствующим постановлением.
Начался новый период истории советской военной контрразведки.
Однако такое усиление позиций Особого отдела неодобрительно встретили некоторые сотрудники Президиума ВЧК, в особенности заместитель председателя ВЧК Ксенофонтов и Лацис. Им противостояли особисты во главе с назначенным заместителем председателя ОО ВЧК Менжинским и Ягодой.
В это противостояние пришлось вмешаться Дзержинскому, который был вынужден принять ряд энергичных мер для предотвращения назревавшего раскола спецслужбы и выхода из нее всей системы Особых отделов.
Он ликвидировал Президиум ВЧК, ввел Менжинского в Коллегию ВЧК и поставил его во главе ОО, переименовав при этом из председателя в начальника.
Из ведения Особого отдела изъяли всю закордонную разведывательную работу, а 20 декабря 1920 года было упразднено Иностранное отделение Особого отдела ВЧК.
В октябре 1921 года Особый отдел лишился прав осуществлять военную цензуру, были существенно урезаны и полномочия Особого отдела в борьбе с политическим бандитизмом.
Однако взамен этого на него еще ранее были возложены задачи по охране государственной границы и усилены его военные контрразведывательные функции, а также образованы специальные отделения по ведению контрразведывательной работы по направлениям.

Источники информации:

1. Мозохин «Первые операции. Особый отдел ВЧК в годы Гражданской войны»
2. сайт Википедия