Опричнина

Название:

Опричнина

Официальное название:

Опричнина

Статус:

упразднена

Дата создания:

1565 год

Дата упразднения:

1576 год

Руководители Опричнины:

Черкасский Михаил (Салтанкул) Темрюкович — родной брат второй жены Ивана Грозного – Кученей (Марии) Темрюковны, сын кабардинского князя Темрюка Айдаровича (Идарова), руководил опричниной в 1565–1571 годах.
Факт близкого родства с Иваном Грозным автоматически обеспечивал Черкасскому высокие посты и положение при дворе, однако реальной властью он не обладал, довольствовался представительскими функциями, а фактическими руководителями опричнины в тот период были приближенные царя А.Д. Басманов и А.И. Вяземский.
Судьбу Черкасского решил пронесшийся во время набега Девлет-Гирея на Москву в мае 1571 года слух о том, будто его отец предал русского царя и вместе с крымцами участвует в военных действиях.
Иван Грозный, опасаясь предательства Черкасского, который в тот момент вел передовой полк русских войск в Серпухов для отражения неприятеля, приказал его убить.
Черкасский был зарублен опричными стрельцами между 16 и 23 мая 1571 года по дороге к Серпухову. Были убиты и его жена с шестимесячным сыном.

Басманов Алексей Данилович– первый боярин, выходец из старинного московского боярского рода Плещеевых, руководил опричниной в 1565–1570 годах.
Считался инициатором создания опричнины.
Обладал незаурядными военными и политическими способностями.
Басманов сам был инициатором и участником многих пыток и казней.
Осуществил громкое политическое дело, направленное против главы русской православной церкви митрополита Филиппа Колычева, осмелившегося открыто обличать беззакония опричнины.
Митрополит был схвачен А. Басмановым и М. Скуратовым во время богослужения в Успенском соборе и затем задушен по приказу царя.
Был оболган Малютой Скуратовым и Василием Грязным, в результате чего объявлен пособником новгородцев и вскоре убит.

опричнинаСкуратов-Бельский Григорий Лукьянович (Малюта) — руководитель опричнины в 1570–1572 годах.
Происходил из провинциального дворянства, довольно медленно поднимался в системе государственного управления и первое время был больше на второстепенных ролях.
Прозвище «Малюта» получил за свой малый рост или, возможно, за свой говор: «Молю тя…».
Во время низложения митрополита Филиппа Колычева Скуратов прямо в церкви сорвал с него священнические одежды.
Безграничная собачья преданность царю и не менее безграничная жестокость Скуратова были замечены Иваном Грозным, который вскоре приблизил к себе очередного любимца.
Быстрое возвышение Скуратова происходит в 1569 году, когда он участвует в расследовании дела двоюродного брата царя князя В.А. Старицкого, который был обвинен в измене и позднее казнен. В конце 1569 года, перед выступлением в поход на Новгород царь Иван VI решил заручиться благословением низложенного митрополита Филиппа, который в то время томился в Тверском отроческом монастыре.
С этой целью в келью к нему был послан Скуратов, предложивший узнику в обмен на благословение расправы с новгородцами вновь занять митрополичий престол. Колычев с негодованием отверг предложенную сделку и в очередной раз потребовал уничтожения опричнины, угрожая в противном случае Ивану Грозному и его кромешникам проклятием.
Придя в ярость, Малюта Скуратов задушил его…
Заслужив массовыми казнями новгородцев в январе 1570 года  безоговорочное доверие царя, Скуратов поспешил избавиться от своих прежних начальников, чтобы самому выдвинуться на вершину опричной пирамиды.
Добившись отставки Басманова и Вяземского, он обезглавил опричное правительство, а затем довершил разгром старого опричного руководства.
Свирепые репрессии позволили Скуратову окончательно захватить власть в свои руки.
Скуратов заложил основы политического сыска в России.
В благодарность за усердие в «Новгородском деле» он получает чин опричного думного дворянина, а в сентябре фигурирует как дворянин «в стану у государя» в походе против Девлет-Гирея.
В 1570 году овдовевшему во второй раз государю Малюта Скуратов сосватал в жены свою дальнюю родственницу Марфу Собакину, породнившись, таким образом, с Иваном Грозным.
В декабре 1572 года – январе 1573 года в ближайшей свите царя участвует в очередном походе в Прибалтику и гибнет при штурме ливонской крепости Пайды.
Крепость пала, но удрученный смертью друга царь Иван IV прекратил поход и вернулся в Новгород. Согласно ливонским летописям, в отместку он приказал сжечь всех пленных немцев и шведов.
Как писал Карамзин, «жертвоприношение, достойное мертвеца, который жил душегубством!»…

Бельский  Богдан (Андрей) Яковлевич – родной племянник Малюты Скуратова-Бельского, один из руководителей опричнины в 1575–1576 годах.
До самой смерти Ивана IV в 1584 году ходит у него в любимцах.
После смерти царя, в результате слухов о причастности Бельского к отравлению Ивана Грозного, которые распустила враждебная боярская группировка, был отправлен воеводой в Нижний Новгород.
После пресечения династии Рюриковичей безуспешно пытался заявить свои претензии на престол, был обвинен в заговоре против Годунова, арестован и заключен в тюрьму.
Во время правления Лжедмитрия I перешел на его сторону, был пожалован чином боярина и местом великого оружничего.
После свержения самозванца Бельский был отправлен воеводой в Казань, где и был убит в 1611 году.

Нагой Афанасий Федорович — один из руководителей опричнины в 1575–1576 годах.
Был заочно зачислен в опричнину в период выполнения посольской миссии в Крыму в 1571 году, что явилось беспрецедентным случаем.
В 1575 году Нагой возглавил переговоры об избрании Ивана Грозного на польский трон, окончившиеся неудачей.
В походах Нагой сопровождал царя в качестве второго дворового воеводы, заняв пост, прежде принадлежавший Малюте Скуратову.
Высшее достижение Нагого  – женитьба царя на его племяннице Марии Федоровне Нагой в 1581 году, ставшей седьмой и последней женой Ивана IV.
После смерти Ивана Грозного попытался захватить реальную власть в стране и возвести на трон малолетнего Дмитрия, сына своей племянницы, в обход старшего сына Ивана Грозного – Федора.
Однако, потерпев поражение, был сослан в Углич, где вскорости и скончался.
опричнинаПервый русский царь Иван IV Грозный, стремившийся к неограниченной единоличной власти, создал в 1565 году особую – «опричную» – (от «опричь», то есть «кроме» – «кроме, как все государство») организацию, которая  стала инструментом крупномасштабного кровавого террора.
До этого на Руси опричниной называли часть княжества, которую после смерти князя оставляли его вдове, отдельно от полагавшихся сыновьям уделов.
Вдовья часть, таким образом, выделялась «опричь» всего княжества и после смерти вдовой княгини заново делилась между её детьми.
Теперь же такой особый удел потребовал для себя здравствующий природный государь, не отказавшийся при этом и от контроля над другой частью своего царства.
Были созданы Разрядный приказ, ведавший опричным войском, Розыскной приказ, призванный карать изменников, Разбойный приказ, руководивший органами местной власти — губными старостами на территории опричных владений.
Историки имеют различные точки зрения на опричнину, а споры по поводу причин введения, целей, времени окончания опричнины, а также вызванных ею последствий не стихают на протяжении четырёх с лишним веков.
Одни считают, что опричный террор нанес огромный ущерб Российскому государству и стал одной из причин Смутного времени.
Другие, наоборот, уверены, что опричнина спасла государство и явилась средством мобилизации всех сил страны (шла тяжелая Ливонская война); она весьма помогла в отражении набегов крымского хана; она подавила заговоры в Новгороде и Пскове с целью выхода из России под власть Литвы; очищенная страна сохранилась и даже расширилась..
При Иване Грозном страна начала подниматься с колен, расправив плечи от Балтики до Сибири; она увеличилась вдвое, население выросло на 50%; он принял титул царя, равный императорскому, что было узаконено Вселенским Патриархом и другими иерархами Церкви, видевшими в Иоанне единственного защитника православия.
В стране по распоряжению царя было построено 40 церквей и 60 монастырей, основано 155 городов и крепостей, создана государственная почта и основано около 300 почтовых станций.
Вопреки наветам, Грозный царь оставил мощное государство и армию, позволившие его наследникам одержать победу в войне над Швецией и выставлять в поле 500000-е войско в 1598 году.5
В разоренном государстве такое невозможно…

Например, митрополит Иоанн Ладожский (Снычев) утверждал, что «учреждение опричнины стало переломным моментом царствования Иоанна IV, предотвратившим развал государства»2 и было «кузницей кадров, ковавшей государю единомысленных с ним людей», «орудием, которым он просеивал всю русскую жизнь, весь её порядок и уклад, отделял добрые семена русской православной соборности и державности от плевел еретических мудрствований, чужебесия в нравах и забвения своего религиозного долга».3
Работу историкам усложняет и очень малое количество достоверной информации из первоисточников — московский пожар 3 мая 1626 года уничтожил почти всю государственную документацию предыдущего века…
Главной причиной учреждения опричнины Иван IV назвал невозможность при существующей политической системе Московской Руси наказывать преступных бояр, находившихся в оппозиции к нему, которых он перед всем народом громогласно обвинил в казнокрадстве и государственной измене в виде сговора с врагами Руси.
опричнинаНе став терпеть подобное положение дел,  Иван VI принародно отказался от монаршей власти и соглашался вернуться на царство только в случае получения от своих подданных согласия на вручение ему ничем не ограниченных полномочий.
Эти полномочия,  в первую очередь , подразумевали полную свободу наказания изменников: «…хто будет государьские лиходеи, которые изменные дела делали, и в тех ведает Бог да он, государь, и в животе и в казни его государьская воля».1
В результате страна была разделена на «земщину», где действовали старые порядки, то есть «беспредел» бояр на своих территориях, – и «опричнину», а для выполнения карающих функций был создан привилегированный отряд из тысячи человек.
В опричнину Иван Грозный забрал ряд городов на западе, юге и в центре страны. В неё вошли территории, пограничные с Великим княжеством Литовским: Вяземский, Козельский, Белёвский, Лихвинский, Малоярославецкий, Медынский, частично Перемышльский уезды.
Вошли в опричные владения платившие большие налоги северные земли с черносошным или дворцовым крестьянским населением.
Поморские волости и уезды — Устюг, Двинской край, Вологодский уезд, Каргополь, Вага и Галич, Пинега с Мезенью, а также дворцовый Юрьевецкий уезд на Волге, Плёсская волость и Буйгород — должны были составить финансовую базу опричнины.
Соляная торговля Севера (Соль Вычегодская) и Северо-Запада России (Старая Русса), Заонежья (Каргополь), Заволжья (Солигалич) и Нижегородчины (Балахна) давала основной доход опричной казне.
В центре опричными стали Суздальский и Можайский уезды.
В опричнину попали и земли Аргуновской волости Переславль-Залесского уезда вокруг Александровской слободы.
Отдельные волости были отписаны и в других местах, в том числе и неподалеку от Москвы: Гжель, Олешня и Хотунь на Лопасне (на границе с Дмитровским и Коломенским уездами), Гусевская волость и сельцо опричникМуромское Владимирского уезда, Домодедовская волость на реке Пахре с заливными лугами, окрестности озёр Селигер (волость Вселуки) и Ладожского (погост Ладожский порог на Волхове).
В дальнейшем территория опричнины расширялась…
По форме организации опричнина отчасти копировала церковную, точнее — монастырскую. Опричную «братию» возглавлял игумен (сам царь), были в ней пономарь, келарь, рядовые монахи.
Была общая трапеза. Верхние одежды были грубыми — нищенскими или монашескими, в руках опричника — посох.
В функции опричнины входила охрана священной особы государя и безжалостное уничтожение его врагов. Они же были службой безопасности, вели следствие, карали изменников, порой чрезвычайно жестокими методами.
По объективным подсчетам, ими было казнено от 3 до 5 тысяч человек.
«Царь жил в страхе заговоров, которые раскрывали каждый день. Возникало много попыток сокрушить тирана, но ему удавалось раскрывать измену при помощи отъявленных негодяев, которых он жаловал и всячески поощрял»2, — писал Джером Горсей — английский авантюрист и агент британской разведки.
Эмблемой опричнины стала собачья голова — символ верности опричников царю — и метла — для выметания изменников.
В привилегированную «тысячу» были зачислены лишь те дворяне, которые не имели компрометирующих связей с аристократической средой. Это были, в основном, представители худородной и мелкопоместной части господствующего сословия.
Перед зачислением специальная опричная комиссия,  состоявшая из А.Д. Басманова, А.И. Вяземского и П. Зайцева,  с пристрастием допрашивала «старших» дворян, зачисленных в опричнину уездов, которые должны были под присягой предъявить комиссии родословную каждого кандидата в опричнину, рассказать о происхождении его жены, а также о том, с какими князьями и боярами он водит дружбу.
Во временное владение опричников брали земли наиболее крамольных бояр, не служивших стране, но подчас имевших даже свои мелкие армии; им в лучшем случае давали надел в другом месте, в худшем – подвергали конфискации, ссылке, а нередко и казни.
Взамен враждебной государству элиты насаждался новый слой людей (поповичей, крестьян, казаков), которые были готовы самоотверженно и преданно служить России.
Иван IV, надеясь на преданность простолюдинов, провозгласил: «Наши князи и бояре учали нам изменять, и мы вас, страдников, приближали, хотячи от вас службы и правды».2
опричнинаЖутким был внешний вид опричников: черные монашеские рясы, на шее их вороных лошадей болтались отрубленные собачьи головы, на кнуте – клок собачьей шерсти, знак стремления вымести с Руси крамолу.
Царь Иван IV Васильевич тоже носил черную ризу, под ней – длинный нож, шею его коня украшала серебряная собачья голова с огромной пастью.
Апокалиптический вид опричников наводил страх и ужас…
Когда они рыскали, «яко нощь темна видением», то «взором единем, неже смерти прещением, страшаху люди».3
Самим же опричникам Иваном Грозным был предписан особый образ жизни.
Ранним утром, в четыре часа, они должны были присутствовать на службе в церкви. Частенько царь сам поднимался на Распятскую церковь-колокольню и звонил в колокола, собирая опричную братию к утренней службе, которая продолжалась с четырех до семи утра.
Затем следовал часовой перерыв и служба продолжалась до десяти часов утра.
Дисциплина была строгой, а «все не явившиеся, за исключением тех, кто не явился вследствие телесной слабости, не щадятся, всё равно, высокого ли они или низкого состояния, и приговариваются к 8 дням епитемии».3
опричникЗатем наступало время трапезы, во время которой «царь по должности настоятеля во всё время обеда стоя читает им назидательные книги».3
После наполненного событиями дня и вечерней трапезы с молитвой, которая продолжалась с восьми до девяти часов вечера, Иван IV некоторое время отдыхал, а в полночь снова появлялся «в колокольне и в церкви со всеми своими братьями», где оставался до трёх часов утра.
Опричники в любое время должны были быть готовыми немедленно исполнить волю царя, а потому «все братья, и он прежде всего, должны иметь длинные чёрные монашеские посохи с острыми наконечниками, которыми можно сбить крестьянина с ног, а также и длинные ножи под верхней одеждой, длиною в один локоть, даже ещё длиннее, для того, чтобы, когда вздумается убить кого-либо, не нужно было бы посылать за палачами и мечами, но иметь всё приготовленным для мучительства и казней…»3
Основным же занятием для большинства из опричников, как и для остальной массы дворян и «детей боярских» в XVI веке, оставалась военная служба.
После того как опричное войско не сумело преградить путь коннице крымского хана Девлет-Гирея, которая летом 1571 года прорвалась к самой Москве и сожгла её, царь перестал доверять своему окружению, объединил земскую и опричную армию, казнил руководство опричнины.
После победы над татарами под Серпуховом опричнина была официально отменена.
Однако в 1575 году, во время обострения борьбы с внутренней оппозицией,  царь Иван IV Грозный  возродил опричнину. Он опять-таки отрекается от трона, на который сажает служилого татарского хана Симеона Бекбулатовича, а себя объявляет «князем московским» и разделяет страну на земщину и «удел».
Руководителями опричнины на этом последнем ее этапе становятся Б.Я. Бельский и думный дворянин А.Ф. Нагой.
В 1576 году Иван Грозный прекращает фарс со служилым ханом и соглашается вернуться на царство.
опричнинаДеление на земскую и «дворовую» службу, на земские и «дворовые» уезды сохранялось до конца его царствования, но массовых репрессий больше не было…
Сами современники Ивана Грозного связывали его действия со Страшным судом. А. Шлихтинг рассказывал о типичной реакции людей на действия царя: «Всякий раз как тиран приглашает кого-нибудь явиться в Александровский дворец, тот идет как на Страшный суд, откуда ведь никто не возвращается».4
За время опричнины было пролито немало крови — особенно по сравнению с правлением Василия III.
Однако по сравнению с тем, что творили современники Грозного царя в Западной Европе — Карл IX во Франции во время религиозных войн (например, только в Варфоломеевскую ночь было убито 30 000 протестантов), Генрих VIII и Елизавета I в Англии, герцог Альба по приказам испанского Филиппа II в Нидерландах, где испанцы убили около 100 000 человек — действия Ивана IV выглядят весьма и весьма умеренно, что, конечно же, не является оправданием…

Источники информации:

1. Колпакиди «Спецслужбы Российской империи»
2. Мазур «Приговоренные быть злодеями»
3. Курукина, Булычева «Повседневная жизнь опричников Ивана Грозного»
4. Каравашкин, Юрганов «Опричнина и Страшный суд»
5. Манягин «Документальные свидетельства безосновательности сложившихся представлений о личности и так называемых «преступлениях» Царя Иоанна Грозного»