Правительственная школа кодов и шифров (ПШКШ)

Название:

Правительственная школа кодов и шифров (ПШКШ)

Официальное название:

Government Code and Cypher School (GC&CS)

Статус:

упразднена

Дата создания:

24 октября 1919 года

Дата упразднения:

июнь 1946 года

24 октября 1919 года Комитет по секретным службам принял решение о создании Правительственной школы кодов и шифров (ПШКШ) для изучения иностранных методов закрытой связи и разработки собственных надежных шифровальных систем.
Правительственная школа кодов и шифров административно подчинялась  Адмиралтейству, однако должен был представлять интересы всех ведомств.

Руководство Правительственной школы кодов и шифров

Элистер (по документам Александр) Деннистон Элистер (по документам Александр) Деннистон —  капитан 3-го ранга, шотландец, получивший образование в Бонне и Сорбонне, профессор немецкого языка из Оксфорда — с 1919 года по 1922 год.
 Хью Синклер, который одновременно являлся ещё и директором SISХью Синклер, который одновременно являлся ещё и директором SIS — c 1922 года по 1939 год.

Штат Правительственной школы кодов и шифров

В момент создания служба насчитывала 25 офицеров и 28 вспомогательных сотрудников, однако ввиду отсутствия средств на их содержание они проходили по штатам иных ведомств. Министерство финансов одобрило решение комитета лишь 18 марта 1920 года, утвердив бюджет ПШКШ в размере 21217 фунтов, что позволило довести штат младших служащих до 46 человек.
Все сотрудники были переведены из СИС (МИ-1 (ц)) и из расформированной после войны «комнаты 40» — шифровальной группы разведки Адмиралтейства НИД-25.
Русский отдел возглавлял бывший ведущий криптограф Российской империи Эрнст («Феликс») Феттерлейн, в подчинении которого работали еще три сотрудницы, также эмигрантки из России.
В 1924 году штат Правительственной школы кодов и шифров был немного увеличен, теперь в ней работали 29 офицеров и 65 вспомогательных сотрудников.

Задачи Правительственной школы кодов и шифров (ПШКШ)

Правительственная школа кодов и шифров являлась одновременно и школой, где изучались теория и мировая практика криптографии, и центром радиоразведки, а ее официальными задачами были:
— составление и издание кодов и шифров для британских правительственных департаментов;
— исследование криптографической стойкости всех действовавших правительственных кодов и шифров с учетом простоты в употреблении и вопросов экономии;
— поддержание связи по криптографическим вопросам с правительственными департаментами и консультирование их по использованию кодов и шифров;
— обучение возможно большего числа офицеров работе с кодами и шифрами;
— издание учебников и инструкций по перечисленным вопросам.
Дешифровальная работа в список декларированных задач ПШКШ не вошла, потому что являлась слишком секретной для упоминания даже в закрытых документах…
Для обеспечения доступа к исходным текстам иностранной переписки были приняты особые меры.
В то же время с учреждением Правительственной школы кодов и шифров парламент включил в четвертый раздел «Закона о государственной тайне» 1920 года специальную оговорку, которая обязывала все действовавшие на территории Британии международные телеграфные компании направлять представителю правительственных ведомств копии всех принятых и отправленных телеграмм не позднее 10 дней после их прохождения.
Этим негласно возрождалась цензура телеграфной переписки, которая теоретически была прекращена после окончания Первой мировой войны.
Продолжали работу цензорские пункты на Бермудских островах, Мальте и в Гонконге.
Однако с доступом к радиообмену дело обстояло сложнее.
В 1924 году был создан Комитет по криптографии и перехвату, в который вошли представители ПШКШ и видов вооруженных сил.
Этот Комитет провел восемь заседаний, после чего в 1928 году был преобразован в Комитет по координации перехвата, более известный как «Комитет Y».
Эта чрезвычайно засекреченная и авторитетная структура была призвана упорядочить организацию перехватов, которые осуществлялись различными ведомствами.
Вначале комитет возглавлял генерал Сесил Ромер, а позднее адмирал Хью Синклер.
В этом комитете бесспорно доминировали военные, поэтому в вопросах получения исходных текстов радиограмм ПШКШ полностью зависела от армии.
Криптоаналитиков в течение долгого времени рассматривали не как радиоразведчиков, а как исследователей, подлежащих в военное время мобилизации для работы в интересах вооруженных сил, поэтому в 1920-х годах в ПШКШ направляли далеко не самых первоклассных специалистов.
С другой стороны, в период с 1919 по 1939 годы Правительственная школа кодов и шифров проявляла крайне мало интереса к радиограммам и ограничивалась в основном телеграфной перепиской расположенных на территории Великобритании иностранных представительств. Все остальные вопросы оставались прерогативой военных.

Переподчинение Министерству иностранных дел

В апреле 1922 года Правительственная школа кодов и шифров была выведена из-под контроля Адмиралтейства и подчинена министерству иностранных дел. Отныне она реально могла действовать как межведомственный орган, уделяя при этом особое внимание вскрытию дипломатической переписки, наиболее актуальной в мирный период.
Однако это переподчинение вызвало острое неприятие у руководителей всех трех военных разведывательных служб, и в январе 1923 года они направили в кабинет министров совместный
меморандум, в котором было заявлено, что подчинение ПШКШ министерству иностранных дел ущемляет интересы видов вооруженных сил.
Аргументы, приведенные ими, были следующими:
— Они получают лишь малую часть переведенных сообщений;
— Они не участвуют в решении вопроса о рассылке перехватов и дешифрованных сообщений;
— Они не могут быть уверены, что получают все сообщения, представляющие для них интерес;
— Они не участвуют в принятии решений о вскрытии конкретных шифров и по конкретным темам;
— Не уделяется внимание систематической работе по вскрытию военных и военно-морских шифров.
Однако этот совместный протест разведчиков был проигнорирован.
Это объяснялось тем, что 16 марта 1921 года Великобритания подписала с правительством РСФСР торговое соглашение, означавшее его признание де факто, в котором также были зафиксированы взаимные обязательства сторон воздерживаться от всяких враждебных действий и пропаганды друг против друга.
В Лондоне была открыта советская миссия, представители которой сразу же активно подключились к деятельности Коминтерна, а первые же дешифрованные ПШКШ радиограммы показали, что в столице обосновалась активно работающая враждебная резидентура, меньше всего интересовавшаяся традиционным сбором информации.
Ее конечной целью являлся экспорт революции и в итоге свержение британского государственного строя…
Советские коды и шифры «Око», «Пулемет», «Стрелок», «Пролетарий», «Искра» и «Спартаковец» были настолько нестойки, что закрытые с их помощью сообщения вскрывались противником в течение часа…
17 августа 1921 года британское правительство организовало утечку информации в газету «Таймс», поднявшую вопрос о финансировании большевиками рабочего движения в Англии и Шотландии, в частности, газеты «Дейли геральд».
Премьер-министр принял это неоднозначное решение обнародовать имевшуюся у него информацию ввиду убежденности ряда ответственных лиц в том, что усиливающаяся в стране социальная напряженность является результатом подрывной деятельности Москвы.
В результате радиообмен Москвы с делегацией в Лондоне прекратился, а связь с Москвой стала поддерживаться через официальных дипломатических курьеров и нелегалов, вербовавшихся Разведупром РККА преимущественно из числа моряков торгового флота, в основном немцев.
СИС многократно пыталась получить доступ к портфелям дипкурьеров, но успеха в этом, судя по всему, не достигла.
С марта 1923 года радиосвязь между Москвой и Лондоном была восстановлена уже с использованием шифра повышенной стойкости, однако и он продержался недолго…
В 1925 году СИС добыла в Персии некоторые элементы криптосистем НКИД СССР, а в 1927 году в Пекине англичане получили таблицы добавлений к коду с перешифровкой.
В 1934 году в ПШКШ была сформирована военно-морская секция, в 1930 году — армейская, в 1936 — военно-воздушная, которые в течение долгого времени считались второразрядными по сравнению с дипломатической.
До начала Второй мировой войны Правительственная школа кодов и шифров почти не применяла пеленгаторы, и когда надобность в них стала очевидной, то специалистов для работы с этой техникой пришлось готовить в срочном порядке.
Основная тяжесть работы в эфире против СССР лежала на военных.

Местонахождение Правительственной школы кодов и шифров

Изначально GC&CS была под контролем Адмиралтейства и располагалась в Лондоне.
Во время Второй мировой войны Правительственная школа кодов и шифров перебазировалась в Блетчли-парк. Блетчли-Правительственная школа кодов и шифровпарк, особняк в Бакингемшире, был куплен секретной разведывательной службой Великобритании в 1938 как место, куда GC&CS могла бы эвакуироваться в случае войны.
В августе 1939 года около 180 сотрудников школы были переброшены в Блетчли-парк, в то время как порядка 20 человек, ответственных за секретные материалы (шифровальные ключи, кодовые книги), отправились в Оксфорд.
Сам Блетчли представлял собой скучный застроенный кирпичными домами городской округ, затерянный среди кирпичных заводов Бакингемшира. Однако он находился в геометрическом центре интеллектуальной Англии, где главная железная дорога, ведущая из Лондона на север, пересекала ветку, соединяющую Оксфорд и Кембридж. Непосредственно на северо-запад от пересечения железных дорог, на небольшом холме, увенчанном древней церковью, и стоял Блетчли Парк.
Именно в Блетчли-парке спецслужбы начали работу над проектом «Ультра», изначально заключавшемся в дешифровке сообщений машины «Энигмы».

Переименование Правительственной школы кодов и шрифтов

В июне 1946 года Правительственная школа кодов и шрифтов (GC&CS) была переименована в «Центр правительственной связи» (Government Communications Headquarters, GCHQ).

Источники информации:

1. Ландер «Негласные войны. История специальных служб 1919-1945»
2. сайт Википедия



Статьи категории Правительственная школа кодов и шифров (ПШКШ)