Вербовка генерал-лейтенанта Слащова

Яков Александрович Слащёв-Крымский
Яков Александрович Слащёв-Крымский

Видный организатор контрреволюции во время Гражданской войны, одаренный военачальник генерал-лейтенант Яков Александрович Слащов бежал с остатками разбитых белогвардейских войск в Турцию.
Генерал Слащев несколько дней собирал в Крыму офицеров своего родного лейб-гвардии Финляндского полка, непостижимым образом нашел где-то в обозах полковое знамя, и в этом окружении буквально на последнем пароходе покинул пылавший полуостров.
Ступив на турецкую землю, генерал распустил всех финляндцев. А сам поселился с семьей на окраине Константинополя в хибаре, сколоченной из досок, фанеры и жести. В политические дрязги, раздиравшие лагерь эмигрантов, не вмешивался, жил собственным трудом: выращивал овощи и торговал ими на рынках, разводил индеек и прочую живность. В редкие часы отдыха читал прессу. Его помнили, о нем писали, о его военных операциях со злобой, но и с уважением отзывались и красные, и белые.
Попав на берега Босфора, Слащов и группа близких к нему офицеров очень тяжко переживали эмиграцию.
В феврале 1921 года Сла­щов даже пробовал начать переговоры с советским правительством об условиях своего возвращения в Россию, для чего тайно встречался с уполномоченным Народного Комиссариата Иностранных Дел. Тем не менее окончательного решения Слащов так и не принял.
Тогда ИНО ВЧК весной 1921 года направил в Стамбул своего агента, через которого на Слащова было оказано соответст­вующее воздействие.

агент ИНО ВЧК Командир Крымского корпуса генерал-лейтенант Я. А. Слащёв (третий справа) с чинами своего штаба: начальник штаба корпуса генерал-майор Г. А. Дубяго (четвёртый справа), ординарец Слащёва Н. Н. Нечволодова (справа на переднем плане) — впоследствии его супруга. Крым, апрель — май 1920

В результате генерал Слащов возвратился на родину и выступил в печати с осуждением белой эмиграции, что помогло возвращению в Россию многих других беженцев.
Вот выдержки из его некоторых заявлений того времени:
«Революция внутри России кончена. Единственный способ борьбы за наши идеи — эволюция. Меня спросят: как я, защитник Крыма, перешел на сторону большевиков? Отвечаю: я защищал не Крым, а честь России.
Ныне меня тоже зовут защищать честь России. И я буду ее защищать, полагая, что все русские, в особенности военные, должны быть в настоящий момент на Родине».
Вместе с Яковом Александровичем в Россию возвратились бывший помощник военного министра Крымского правительства генерал-майор Мильковский, последний комендант Симферополя полковник Гильбих, начальник штаба слащевского корпуса полковник Мезерницкий, начальник его личного конвоя капитан Войнаховский.
Слащева встретил лично председатель ВЧК Феликс Дзержинский, и в его вагоне «генерал-вешатель» приехал в Москву.
В начале 1922 года Слащев своей рукой пишет обращение к русским офицерам и генералам, находящимся за границей, призывая последовать его примеру, так как их военные знания и боевой опыт нужны родине.
Авторитет Якова Александровича среди офицеров-окопников был так велик, что практически сразу после публикации этого воззвания в Россию приезжают генералы Клочков и Зеленин, полковники Житкевич, Оржаневский, Климович, Лялин и с десяток других. Все они получили в Красной Армии преподавательские должности, свободно выступали с лекциями и выпустили немало трудов по истории Гражданской войны.
Всего же к исходу 1922 года на родину вернулось 223 тысячи бывших офицеров…
В результате белая эмиграция была расколота, за что руководители Русского общевоинского союза (РОВС) заочно приговорили Якова Александровича к смертной казни.
В дальнейшем Слащов препода­вал на курсах «Выстрел», располагавшихся в Лефортово.
Его учениками в те годы были будущие Маршалы Советского Союза Буденный, Василевский, Толбухин, Малиновский. Генерал Батов, герой Великой Отечественной, вспоминал о Слащеве:
«Преподавал он блестяще, на лекциях — всегда полно народу, и напряжение в аудитории порой, как в бою. Многие слушатели сами недавно сражались с врангелевцами, в том числе и на подступах к Крыму, а бывший белогвардейский генерал, не жалея язвительности, разбирал недочеты в своих и наших действиях. Скрипели зубами от гнева, но учились!»
Фигура Я. Слащова привлекла внимание писателя Михаила Булгакова и послужила основой для создания образа Хлудова в пьесе «Бег».
Само собой, положение Слащева было далеко от идеального. Он периодически подавал рапорта с просьбой о переводе на командную должность в войска, в чем ему, естественно, отказывали. Его лекции все чаще стали освистываться «политически сознательными» слушателями. Вокруг Якова Александровича начали крутиться непонятные и малоприятные ему личности. И «профессор Яша» всерьез засобирался в Европу, намереваясь провести остаток дней как частное лицо…
11 января 1929 года он не появился на лекциях.
В этот день Яков Слащёв был убит в Москве, в своей комнате при школе, тремя выстрелами из револьвера. Убийца — курсант Московской пехотной школы им. Уншлихта Лазарь Львович Коленберг.
Коленберг,  бывший белогвардеец, заявил, что отомстил Слащеву за повешенного в Крыму брата. Это невероятно, но следствие посчитало это оправдательной причиной, и через неделю убийца был отпущен на свободу…
Ни о чем не задумались?..

Источники информации:

1. Примаков «История российской внешней разведки в 6-ти томах» том 2
2. Софронов «Личность: генерал Яша»




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: