Разведчик-нелегал Дейч А.Г.

А.Г. Дейч
А.Г. Дейч, разведчикнелегал, один из создателей «кембриджской пятерки»

В этой статье мы расскажем о советском разведчике-нелегале Дейче Арнольде Генриховиче, который привлек Кима Филби и других чле­нов «кембриджской пятерки» к работе. Более 50 лет архивы хра­нили эту тайну…
Арнольд Генрихович Дейч родился 21мая 1904 года в Вене в семье мелкого коммерсанта, бывшего сельского учителя из Словакии. Получил блестящее обра­зование: в 1928 году окончил Венский университет, став доктором философии, а в 1936 году — Лондонский, по специальности «психо­логия».
Свободно владел немецким, английским, французским, ита­льянским, голландским и русским языками.
Со студенческих времен принимал активное участие в революционном молодеж­ном движении. В 1920 году стал членом Союза социалистических студентов, в 1924 году вступил в Коммунистическую партию Авст­рии.
С 1928 года Арнольд работал в подпольной организации Комин­терна. Выезжал в качестве курьера и связника в Румынию, Грецию, Сирию, Палестину. Пароли, явки, обнаружение слежки — эта школа оказалась бесценной для его будущей работы разведчика.
В январе 1932 года Дейч приезжает в Москву, переводится из КПА в ВКП(б), спустя несколько месяцев по рекомендации Комин­терна приступает к работе в Иностранном отделе НКВД. После ко­роткой подготовки вместе с женой Жозефиной Павловной, родом из Австрии, Арнольд выезжает на работу за границу.
Становление Дейча как разведчика-нелегала происходило во Франции. К новой обстановке он адаптировался сравнительно быстро.
На первых порах он выполнял функции курьера, связываясь с нужными людьми, заводя контакты с теми, кто мог бы стать полезным на случай войны (предположим, радистом, когда невозможно использовать обычные каналы связи разведывательных групп с Центром). Многократно Дейч выезжал из Парижа в Вену с теми же целями.
Уже в те годы обнаружилась необыкновенная черта молодого разведчика — умение отбирать нужных людей и терпеливо готовить их к работе в разведке. Кроме того, для него были характерны высочайшая ответствен­ность за вверенное дело, аккуратность, тщательность и щепетиль­ность в работе с коллегами.
Некоторые из привлеченных ним к сотрудничеству с совет­ской разведкой во Франции и Австрии людей выехали в Великобританию.
В те годы работа в Великобритании имела некоторые нюансы. Все дело в том, что только восстановились дипломатические отношения между СССР и Великобританией, которые были прерваны в 1927 году в результате ряда грубых провокаций английских властей и спецслужб против советских учреждений в Лондоне. За сотрудниками советских учреждений велась сильная слежка, прослушивались их телефоны, контролировалась почтовая корреспонденция, брались на учет деловые и личные связи, британские спецслужбы активно внедряли в их окружение своих агентов.
В такой ситуации вести разведку с «легальных» позиций было тяжело и опасно, так как любой провал мог быть использован для компрометации сотрудников советских учреждений и послужить поводом для раздувания очередного политического скандала. Собственно, поэтому в Москве было принято решение направить основные усилия на развертывании действенной нелегальной сети.
В конце 1933 года для «прохождения курса психологии» в британ­ской высшей школе в Лондон прибыл двадцатидевятилет­ний Арнольд Дейч («Стефан Ланг»).
Работа нелегальной резидентуры существенно оживилась. Следом за Дейчем из Австрии приехали три агента, с которыми он работал еще в Вене. Один из них — «Джон» — был англичанином. Он помог «Стреле», с которой дружил в Вене, устроиться в лондонском офисе. Молодая австрийка окончила курсы фотографии, стала прекрасным фотогра­фом. Квартира «Стрелы» использовалась для обработки и фотографи­рования разведывательных материалов, «Джон» выполнял оператив­ные поручения. Оба были необыкновенно добросовестными людьми.
Третья помощница — «Эдит», — тоже австрийка по националь­ности, вышла замуж за врача-англичанина. Она получила британское подданство, а через связи мужа — доступ в высшее английское общество. Задача «Эдит» состояла в изучении людей, работавших в инте­ресовавших советскую разведку учреждениях. Как раз «Эдит» и познакомила Дейча с Филби, первым разведчиком из будущей «кембриджской пятерки».
В своей работе по поиску возможных источников и агентов Арнольд сделал ставку на студентов университетов и колледжей, где работали и учились выходцы из высшего общества Великобритании. Там, думал он, легче подыскать вероятных канди­датов и после установления с ними сотрудничества добиться их про­движения на нужные должности.
Дейч и его дове­ренные лица сконцентрировали свое внимание на Кембридже, Оксфорде, Лондонском университете, школах подготовки технического персо­нала Министерства иностранных дел.
О том, насколько чутким и терпеливым был Дейч со свои­ми юными подопечными, свидетельствовал Ким Филби. В течение длительного времени Дейч практически не давал ему заданий.
«Он проверял прочность принятого мной решения, — говорил Филби. — Я приходил на встречи, как правило, с пустыми руками, но ответом было терпеливое и благосклонное отношение».
«Когда наступила пора профессиональной подготовки, Дейч провел скрупулезную ра­боту по освоению правил конспирации, основанную на продуманном сочетании теории и примеров из практики, частично из собственного опыта. Должен признаться, — писал Филби, — что порой мне казалось нудным повторение. Однажды я заявил:
— Этот вопрос мы отрабатывали десять раз. Нужно ли повторять снова и снова?
— Что? — вскричал он. — Только 10 раз! Вам придется выслушать это 100 раз, прежде чем покончим с этим вопросом.
Я глубоко благодарен ему за такую настойчивость. Когда я начал работать по-настоящему в нацистской Германии и фашистской Испании, я был буквально одержим идеями безопасности и конспирации. В значительной мере именно поэтому мне удалось выжить».
Нестандарт­ный подход позволил ему приобрести большое число ценных источников. Трудно найти другого разведчика, который сумел бы за сравнительно небольшой срок — 5 лет пребывания за границей — вы­полнить такой огромный объем оперативной работы и с таким высо­ким качеством.
В 1935 году за достигнутые результаты Дейч был представлен к награждению личным боевым оружием. В представлении указывалось, что он, находясь на нелегальной работе за границей с 1932 года, «проявил себя на различных участках подполья как исключительно боевой и преданный работник… Товарищи, работавшие вместе с ним, отмечают его исключительные заслуги в организации нелегальной резидентуры, приобретении источников и работы с ними, исключи­ тельную инициативность по организации техники».
В 1937 году Арнольд Дейч был вынужден выехать из Англии и временно прекратить работу со своими помощниками и источниками.
Арнольд Генрихович Дейч также внес большой вклад в совершенствование оперативной техники. Используя знания в физике и химии, он деятельно способст­вовал внедрению в практику разведывательной деятельности но­вых по тем временам технических средств, позволивших существен­но повысить ее эффективность. Он разработал несколько рецептов средств тайнописи, которые применялись при поддержании связи с Центром и внутри резидентуры. Некоторые из ник оказались очень стойкими и успешно использовались на наиболее опасных линиях связи.
Кроме того, Дейч предложил использовать инфракрасные лучи в приборах ночного видения, в фотографии, при съемках в ночное время и с воз­духа в облачные дни и др.
В те годы советская разведка практически не применила радио, шли только первые поиски путей по освоению методов поддержания дальней ра­диосвязи. Рекомендации Дейча в этом вопросе находили положи­тельный отклик в Центре и учитывались при разработке но­вых радиотехнических средств.
Наряду с этим Альберт Генрихович разработал конструкцию кинотренажера для летчиков, танкистов, моряков и артиллеристов, который отличался дешевизной и удобством.
В ноябре 1937 года срок действия разрешения Дейча на пребывание в Великобритании вышел. В Центре рассчитывали, что он выедет за границу и там займется оформлением деловой визы для новой поездки в Англию,но от этого плана пришлось отказаться. Контрразведка заинте­ресовалась личностью Дейча, и по соображениям безопасности он был отозван в Москву.
Супруги Дейч по возвращению в СССР получили советское гражданство и паспорта на имя Ланг Стефана Григорьевича и Жозефины Павловны. Сделано это было по желанию самих заявителей.
Остава­ясь в кадрах внешней разведки, Дейч был рекомендован в Институт мирового хозяйства Академии наук на должность старшего научного сотрудника, где работал до июня 1941 года.
С началом Великой Отечественной войны Дейч начал энергично готовиться к выезду на работу за границу в качестве нелегального резидента в одну из латино- американских стран, которая использовалась Гитлером как важный источник сырья для немецкой военной промышленности. В его задачу входило осесть, принять на связь ценную агентуру и организо­вать получение информации по германским поставкам. Перебраться в Латинскую Америку было решено через страны Южной или Юго-Восточной Азии.
Но не успел разведчик добраться до Тегерана, как началась война между Японией и США, поэтому запланированный путь в стра­ну назначения был закрыт.
Выработка нового плана затянулась, и деятельный Дейч, который считал возникшую задержку непозволительной тратой времени, направил начальнику разведки Фитину письмо с личной просьбой:
«Обращаюсь к Вам как к начальнику и товарищу. Вот уже 8 месяцев я нахожусь в пути, но от цели мы так же далеки, как и в самом начале. Сейчас нам предстоят вновь неопределенность, выжидание. Этого я больше не могу совместить со своей совестью. Условия в странах назначения с момента отъезда из Москвы изменились. Поставленные тогда задания, насколько я понимаю, сейчас частично нереальны. Даже в самом лучшем случае потребуется 3-4 месяца, чтобы добраться до места…
Цель этого письма — изложить свои соображения и просить Вас как начальника и товарища помочь мне сейчас перейти на полезную работу и нагнать потерянное время. Разрешите мне вернуться в СССР и пойти на фронт для выполне­ния непосредственной для войны работы. Если я нужен, пошлите меня на подпольную работу, куда хотите, чтобы у меня было созна­ние, что я делаю что-нибудь непосредственно для войны, для победы против фашистов». Руководство разведки быстро отреагировало на обращение Дей­ча. Он вернулся в Москву, где был составлен новый маршрут его пере­броски в Латинскую Америку. В конце октября 1942 года Дейч и его помощник на пароходе «Эльна-21» отбыли из Архангельска в США. Однако в последний мо­мент в связи с изменением маршрута капитан «Эльны» пересадил Дейча и его коллегу на транспорт «Донбасс», следовавший в Со­единенные Штаты через Исландию.
В конце 1942 года большой транспортный пароход «Донбасс» в Норвежском море был атакован немецкими бомбардировщиками. По данным Главного штаба ВМФ, часть команды разломившегося и затонувшего «Донбасса» спаслась и была подобрана в море немцами. Но среди спасенных Арнольда Дейча и его боевого товарища не было. Позднее капитан «Донбасса», освобожденный из немецкого плена, рассказал, что взрывом Дейча отбросило в носовую часть кора­бля. Он попытался встать, но не смог: были перебиты ноги.
Вместе с остатком корабля беспомощный разведчик быстро исчез в пучине…

Источники информации:

1. Примаков «История российской внешней разведки в 6-ти томах» том 3





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: