Операция «Пенициллин»

Операция «Пенициллин» (в западных источниках — операция «Бриллиант» (Operation Diamond)), итогом которой стало похищение в августе 1966 года в Ираке самого лучшего по тем временам советского истребителя МиГ-21, считается в Моссад одной из наиболее значимых.
В 1961 году в обстановке строжайшей секретности СССР приступил к  поставкам МиГ-21 арабским странам. К марту 1963 года истребители этого типа входили в состав военно-воздушных сил Египта, Сирии и Ирака.

 mossad  истребитель МиГ-21  MiG-21
МиГ-21 (по кодификации НАТО: Fishbed) — советский лёгкий сверхзвуковой фронтовой истребитель третьего поколения, разработанный ОКБ Микояна и Гуревича в середине 1950-х годов. Первый «МиГ» с треугольным крылом.
Основные технические характеристики:
Экипаж: 1 человек
Длина: 13,46 м
Размах крыла: 7,15 м
Высота: 4,71 м
Площадь крыла: 23 м²
Масса пустого: 4819 кг
Максимальная скорость на высоте: 2125 км/ч (2 М)
Максимальная скорость у земли: 1100 км/ч (1 М)
Крейсерская скорость: 1000 км/ч (0,9 М)
Дальность полёта: без ПТБ: 1520 кмс ПТБ: 1900 км
Продолжительность полёта: 1,52-1,9 ч
Практический потолок: 19000 м
Скороподъёмность: 13500 м/мин
Вооружение
Пушечное: 30 мм встроенная пушка НК-30, 180 снарядов
Точки подвески: 2 на МиГ-21, 4 на модификациях
Масса подвесных элементов: 1300 кг
НАР, авиабомбы до 500 кг, УР: Р-3, Р-55, Р-60

 

В связи с этим ВВС Израиля было жизненно необходимо знать об этом самолете все — скорость, вооружение, маневренность, оборудование, управление… Лишь при этих условиях израильские летчики могли научиться противостоять ему.
Моссад получил задание заполучить такой самолет…
Первая была предпринята в 1963-1964 годах в Египте. Агенты Моссад вышли на капитана египетских ВВС Махмуда Аббаса Хильми – холостяка, жившего в Каире с матерью. Он был недоволен властями Египта по причине того, что ему было приказано бомбить мирное население в Йемене, где Египет помогал подавить повстанческое движение.
Агенты Моссад предложили Махмуду один миллион долларов и политическое убежище за угон МиГ-21. В 1964 году он угнал в Израиль самолет, однако это оказался не МиГ-21, а старый Як, который не представлял абсолютно никакой военной и разведывательной ценности. И хотя денег Махмуд Аббас Хильми не получил, ему, тем не менее, было предоставлено политическое убежище и средства к существованию.
Позднее он сделал пластическую операцию и под вымышленным именем поселился в Аргентине. Но не надолго…
Нарушив конспирацию, он сообщил матери где находится и на его след вышла египетская контрразведка. Хильми был доставлен в Египет и казнён…
Вторая попытка, тоже неудачная, была предпринята снова в Египте в 1965 году. Однако египетские летчики-оппозиционеры вообще не захотели иметь дело с израильтянами.
Через некоторое время в здание израильского посольства в Париже вошел неизвестный человек, который попросил разрешения встретиться с военным атташе. Так как того не было на месте, посетителя принял второй секретарь.
Незнакомец объяснил, что один из его друзей в Ираке просил передать: если израильтяне хотят получить советский истребитель МиГ-21, им следует позвонить в Багдад и попросить к телефону Джозефа. Он все устроит…
Безусловно, израильский дипломат был весьма удивлен и даже развеселился, но попросил дополнительную информацию. Однако на это посетитель ответил, что ничего больше сообщить не может, пожал дипломату руку и покинул посольство, так и не назвав своего имени. У израильтян остались только имя «Джозеф» и номер телефона в Багдаде.
Дипломат написал отчет об этой встрече и передал его резиденту Моссада. Через непродолжительное время на стол директора Моссад Меира Амита легла телеграмма.
«Каким бы невероятным эпизод в Париже ни казался, пренебрегать им нельзя, — решил Амит. — Надо звонить в Багдад».

моссад Директор Моссад Меир Амит

Однако, чтобы противник не заманил израильских разведчиков в капкан, никто из действовавших в Ираке агентов звонить по телефону не должен.
Исходя из предпосылки, что это — западня, начальник оперативного отдела Моссад Михаэль Шарон составил план операции, в ходе которой в Багдад должен был отправиться человек абсолютно посторонний, однако рассудительный и достаточно опытный, чтобы на месте установить контакт и выслушать предложение. Об израильской разведке такой агент не должен знать ничего, что могло бы ее скомпрометировать, если его, скажем, начнут пытать. Тот, кто получит это задание, считал Шарон, должен быть предупрежден, что идет на верную смерть…
Для выполнения этого задания был выбран Иосиф Мансор – выпускник Иерусалимского университета без опыта разведывательной деятельности, знавший английский и арабский языки.
После четырехмесячного обучения Мансор под видим англичанина, специалиста по рентгеновскому оборудованию прилетел в Багдад. Через неделю, в течение которой он для отвода глаз посещал медицинские учреждения, где предлагал оборудование для них, он позвонил по указанному телефону.
После того, как трубку подняли, он попросил Джозефа. Мысленно Мансор настроился на то, что ответит сразу Джозеф. Поэтому вопрос «Кто говорит?» смутил его.
Запинаясь, он ответил:
— Друг из другого города.
И сразу понял, что выразился неудачно. В конце концов Джозеф подошел к телефону.
С Михаэлем Шароном они договорились, что он скажет следующее:
— Я был рад познакомиться с вашим другом. Может быть, мы встретимся и обсудим наши дела?
Однако как только Мансор услышал голос собеседника, он тут же обо всем забыл и произнес:
— Вы и есть Джозеф?
Тот, в отличие от Мансора, абсолютно хладнокровный, спас положение:
— А вы — тот джентльмен, который встречался с моим другом?
Мансор в ответ пробормотал что-то утвердительное.
В итоге они договорились о встрече в 12:00 на следующий день в одном из центральных багдадских кафе.
На следующий день ровно в 12:00 в кафе напротив Мансора сел человек, с улыбкой представившийся как Джозеф. Ему было лет шестьдесят. Лицо смуглое, в глубоких морщинах. Белоснежные волосы отменно обрамляли лицо. Однако костюм на нем был, казалось, с чужого плеча.
— Спасибо, что пришли, — сказал Джозеф.
— Мы очень заинтересованы в товаре, о котором упоминал ваш друг, — ответил Мансор.
— Это будет очень дорого вам стоить, — заметил старик. — Потребуется много времени. Но я думаю, что это возможно…
Мансор решил подойти к этому вопросу с другой стороны.
— Мои друзья не могут себе представить, как вы можете рассчитывать на успех, — признался он. — Уже многие пытались это сделать. Но безуспешно…
В ответ Джозеф улыбнулся и предложил встретиться на следующий день. В более спокойной обстановке, в уединенном месте, на скамье в парке.
При следующей встрече Джозеф рассказал историю своей жизни.
Вкратце она такова.
Джозеф Максу родился в бедной семье иракских евреев. В возрасте 10 лет он был отдан в услужение в богатую семью иракцев-христиан, в которой прожил всю свою жизнь и завоевал положение духовного отца.
В какой-то момент иракское правительство начало преследовать религиозное меньшинство – христиан. Многих из них по надуманным причинам стали арестовывать. Такая судьба ждала и семью, в которой Джозеф жил…
Поэтому Джозеф стал искать для семьи способ покинуть Ирак, но для этого нужны были большие деньги.
Сын хозяина Мунир Редфа был военным пилотом, заместителем командира эскадрильи, состоял на хорошем счету у начальства, прошел обучение в ВВС США и СССР и имел доступ к истребителю МиГ-21.

Мунир Редфа Мунир Редфа (منير ردفا ‎; 1934 — 1998 или 2000 годы) — иракский лётчик-перебежчик.
На пресс-конференции Редфа заявил, что христиане-ассирийцы подвергаются в Ираке национальной и религиозной дискриминации, и потому он не считает себя обязанным Ираку.

Рассказы Мунира об этом чудо-истребителе и рассуждения о том, что израильтяне с удовольствием заплатили бы миллионы за возможность изучить его, заставили Джозефа задуматься над этой ситуацией. Ему казалось, что он сможет убедить Мунира доставить самолет в Израиль. Конечно же, в обмен на согласие израильтян вывезти семью в безопасное место и снабдить средствами, которые позволили бы им жить так же безбедно, как они привыкли жить в Багдаде.
Когда один из его друзей отправился в Европу, он попросил того зайти в израильское посольство и передать его предложение. После этого он, в полной уверенности, что израильтяне откликнуться, стал ждать…
Через неделю Мансор уже докладывал Меиру Амиту о результатах своей командировки и о том, что Джозеф запросил 500 000 фунтов стерлингов.
Через два месяца Иосиф Мансор снова отправился к Джозефу, чтобы узнать, как тот планирует провести операцию.
Джозеф решил предложить главе семьи отправить на лечение в Швейцарию дядю, пользовавшегося у иракских властей абсолютным доверием и мог легко получить разрешение на выезд. Моссад должен будет передать ему там солидный аванс, после получения которого дядя отправит в Багдад телеграмму, предупреждающую о том, что израильтянам можно доверять.
На вопрос, какую сумму дядя будет считать достаточной, Джозеф назвал 250 000 фунтов стерлингов.
Кабинет министров Израиля утвердил операцию «Пенициллин» без помех. Шеф Моссада Меир Амит поставил в известность начальника Генерального штаба Ицхака Рабина, который однозначно его поддержал. Для военных эта операция значила больше, чем все операции разведки, которые были проведены до этого.
Разработку операции поручили Михаэлю Шарону, который начал с того, что вывел из Ирака почти всю израильскую агентурную сеть, создававшуюся годами. Он не хотел рисковать…
Вслед за тем Шарон создал 5 оперативных групп.
Первая состояла из Иосифа Мансора и радиста, которые должны были жить в Багдаде и организовать там бизнес.
В задачу Мансора входило поддерживать контакты с Джозефом.
Вторая группа, которая включала четыре человека, должна была также обосноваться в Багдаде с целью оказания помощи Мансору. Однако он об этих людях ничего не знал, имея лишь возможность общаться с ними через тайники, в которых оставлял письма и получал указания.
В случае неудачи эта группа должна была вывезти Мансора и радиста из
страны или взять на себя их функции, если Мансор потеряет контроль над ситуацией.
Третья группа, состоявшая из трех человек, направлялась в Багдад на 2-3 месяца для наблюдения за членами семьи Мунира Редфы.
Четвертая группа включала шесть агентов военной разведки и была отправлена в Курдистан. Рассчитывалось, что как раз курды будут способствовать вывозу семьи за пределы Ирака.
Пятая группа, которая  тоже должна была участвовать в эвакуации семьи, обосновалась в Иране.
Чтобы, в случае необходимости, обеспечить возможность посадки и заправки истребителя, с дипломатическими поручениями были отправлены агенты в США и Турцию.
Что касается семьи, то оказалось, что речь идет не о муже, жене и детях, как рассчитывали израильтяне, а о целом клане — дедушках, бабушках, тетях, дядях, племянницах и племянниках, а также о двух старых слугах.
В Израиле на это дали согласие, хотя понимали, что вывоз клана — дело совершенно не шуточное.
Чтобы подкрепить решимость Мунира Редфы, ему предложили посетить Израиль. Прежде он отправился в Париж (для начальства — в отпуск) в сопровождении агента Моссад — красивой женщины, имевшей американский паспорт. В Париже его обеспечили фальшивыми документами и самолетом израильской компании «Эль-Ал» доставили на Землю обетованную.
24 января 1966 года Редфа в сопровождении агентов Моссад прибыл на израильскую авиабазу Хацор, где встретился с командующим ВВС Мордехаем Ходом и шефом Моссад Меиром Амитом. Последний убедил иракского летчика в том, что его бегство и вывоз семьи отлично подготовлены.
В тот же день Редфа вместе с командиром авиабазы полковником Шломо Барекетом облетели на тренировочном самолете центр страны, включая бывшие тогда под властью Иордании Иудею и Самарию. Израильский полковник наметил для иракского летчика оптимальную трассу перелета с востока.
Вечером Редфе показали Тель-Авив и Яфо. Во время ужина были согласованы все детали связи и шифровальные коды. Правда, была одна загвоздка. На базе, где служил Редфа, размещались лишь самолеты МиГ-17, которые уже были хорошо известны Моссад. Новые же МиГ-21 находились на центральной базе под Багдадом. Редфа заявил, что сумеет добиться перевода.
17 февраля 1966 года в адрес европейской резидентуры Моссада из Ирака пришла открытка. Её текст гласил:
«У нас все в порядке. Скоро возьму пенициллин.
Привет новым друзьям. До скорой встречи».
Через два месяца была получена еще одна открытка:
«Мне удалось перевестись из госпиталя, где я нахожусь, во внутреннее отделение. Перевод произойдет в июне. Тогда же, по всей видимости, перешлю вам пенициллин».
Последняя открытка от 17 июля 1966 года гласила:
«Переведен во внутреннее отделение. Прохожу курс терапии пенициллином. Скоро привезу его вам. В начале августа моя жена с детьми и братом выезжает за границу.»
Операция по вывозу из Ирака клана Редфы получила название «Совок». Для её проведения были выделены большие силы и крупные средства. Риск был чересчур высок, и поэтому нельзя было допустить ни малейшей возможности провала.
Как и рассчитывалось, дядя Мунира без труда получил разрешение на выезд в Швейцарию на лечение. Там он получил деньги, которые Моссад перевел на секретный счет в один из банков, и отправил Джозефу открытку, сообщив условным кодом, что израильтяне свои обязательства выполнили добросовестно.
Вслед за тем врач — друг семьи — выдал медицинскую справку, в которой было указано, что сыну Мунира Редфы экстренно необходимо лечение в Лондоне, куда он и выехал в сопровождении матери. Через два дня агенты Моссад при помощи курдских повстанцев вывезли остальных членов семьи в Иран, с которым в то время у Израиля были прекрасные отношения. Из Тегерана их доставили в Тель-Авив и сообщили об этом иракскому летчику.
Оставался последний, завершающий этап операции «Пенициллин»…
Для того, чтобы не осложнить отношения с Ираком и СССР, надо было принять все меры к тому, чтобы побег капитана иракских ВВС ни в коем разе не связывался с Моссад. Наилучшей представлялась такая версия: Мунир Редфа бежал из Ирака по личным причинам. Самолет им специально не выбирался – на каком летчик совершал тренировочные полеты, тот и использовал для побега. Другими словами, целью было бегство, а не похищение истребителя, а Израиль был выбран пилотом только по причине его удобного расположения.
За реализацию «дымовой завесы» взялся Шломо Коэн.
И вот 5 августа 1966 года в одно из почтовых отделений Тель-Авива пришло письмо из Ирака, в котором иракский летчик Мунир Редфа сообщал о своем намерении покинуть страну по личным мотивам и укрыться в Израиле. Вслед за тем он писал, что отправляет это письмо на израильский адрес, который случайно обнаружил в еженедельнике «Таймс».
Каждый эксперт, если бы такой был приглашен, подтвердил бы, что письмо написано рукой капитана Редфы на бумаге иракского производства. На самом же деле все это писал Шломо Коэн, а бумага была закуплена по каналам Моссада.
Так как операция «Пенициллин» проводилась в глубочайшей тайне, а число посвященных в неё лиц было до чрезвычайности ограничено, имелась
еще одна опасность. Появление в воздушном пространстве Израиля чужого истребителя могло вызвать тревогу в войсках ПВО, которые могли сбить нарушителя. Таким образом, чтобы избежать подобной ситуации от самой границы иракский МиГ должен был сопровождаться израильским самолетом. Для этого был выбран один из лучших летчиков Израиля — майор Ран Пеккер-Ронен, впоследствии бригадный генерал авиации…

Ран Ронен Ран Ронен (Ран Пекер, Ran Ronen, Ran Pakar, רן פקר) — израильский военный лётчик-ас, бригадный генерал Армии обороны Израиля. За время службы летал на «Спитфайер», «Метеор», «Орегон» и «Мираж-3» и другие самолётах. Совершил 400 боевых вылетов. Сбил 7 вражеских самолётов.

В воскресенье 14 августа 1966 года капитан Мунир Редфа, служивший на базе под Багдадом, готовился к обычному тренировочному полету, который, как правило, проводился в пустынных восточных областях Ирака. Никаких подозрений ни у командования, ни у обслуживающего персонала базы Редфа не вызывал.
Взлетев, через несколько минут он набрал высоту и лег на заданный курс. Для перелета в Израиль нужно было его изменить и Редфа приготовился сделать это, однако…
Неожиданно кабина самолета заполнилась едким дымом, возможно, где-то замкнуло электропроводку. Редфа решил не рисковать и вернулся на базу.
Напряжение в Моссаде достигло предела, а его руководство провело бессонную ночь…
Следующий тренировочный полет состоялся 15 августа 1966 года. В этот раз все обошлось без происшествий. Поднявшись в воздух в 7:30 утра, капитан взял курс на восток, после этого резко изменил его и на низкой высоте пересек границу с Иорданией. Ни иракские, ни иорданские службы ПВО не обнаружили нарушителя.
Над северным районом Мертвого моря его уже ждал самолет Рана Пеккер-Ронена. «Мираж» проводил МиГ-21 до базы в Хацоре. Его колеса коснулись взлетно-посадочной полосы в 7:55. Весь полет продолжался 25 минут.

МиГ-21 Миг-21, похищенный Муниром Редфой

В тот же день, как только о дерзком побеге стало известно в Ираке, было арестовано несколько офицеров — командиров капитана Редфы. После непродолжительного разбирательства их всех расстреляли.
Через некоторое время эксперты из израильских и американских ВВС сумели раскрыть тайны МиГ-21.
Мунир Редфа стал пилотом частной нефтеперерабатывающей кампании на нефтепромыслах в Синае. Он получал неплохую зарплату и солидное пожизненное пособие.

Источники информации:

1. Капитонов «Тайные операции Моссад и Мухабарат»
2. сайт Википедия




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: