Изъятие архивов Троцкого в Париже

Активная работа советской внешней разведки по троцкистским организациям за границей на­чалась лишь с марта 1936 года.
В это время главный центр деятельности троцкистских организаций, во главе которого находился сын Троцкого и Натальи Седовой Лев Седов, размещался в Париже. Там осуществлялась вся практическая работа.
Также в Париже кроме Седова находились самые доверенные люди Троцкого, а сам он, живя последние годы в Мекси­ке, направлял работу центра и занимался разработкой теоретических вопросов, связанных с идеей «перманентной революции» и распро­странением троцкизма.
Ощутив опасность, которая исходила от троцкистов, советское руковод­ство дало указание внешней разведке приступить к «разработке» троцкистских организаций и подрыву их влияния в странах, где они имели наиболее сильные позиции.
Для работы по троцкистскому центру в Париже в марте 1936 года была создана группа, которую возглавил кадровый разведчик Борис Манойлович Афанасьев.
По национальности болгарин, он родился в 1902 году в Болгарии в бедной семье, рано остался без отца и с 12 лет зарабатывал на жизнь как сезонный рабочий на виноградниках. Но, несмотря ни на что, он закончил экстерном педагогическое училище. С 1918 года стал заниматься общественной деятельностью среди болгарской молодежи, за что много раз подвергался арестам.
В 1922 году Борис Манойлович был вынуж­ден эмигрировать в Советский Союз. Окончил Академию коммунисти­ческого воспитания в Москве и аспирантуру в том же учебном заведении. В советские спец­службы был принят в 1930 году, сначала вел преподавательскую рабо­ту в Центральной школе ОГПУ, а с 1932 года был переведен в ИНО. В этом же году выехал на работу за границу.
С 1933 года он возглав­лял нелегальную группу в Париже, которая освещала деятельность эмиг­рантских центров. К 1936 году белогвардейская антисоветская дея­тельность заметно снизилась, и с этого момента до 1938 года группа Афанасьева занималась разработкой троцкистской организа­ции, во главе которой стоял Седов.
Перед группой Афанасьева была поставлена задача проникнуть в руководящие органы троцкистской организации с целью получе­ния данных о ее деятельности и планах, касающихся СССР. Группе поручалась подготовка и осуществление мероприятий по дезорганизации деятельности троцкистов.
Среди прочих в составе группы Афанасьева был иностранец под псевдонимом «Томас», имевший связи в кругах, близких к Седову, и в Международном секретариате IV Интернационала. Афанасьев принял решение сделать ставку на этого человека. Ему было поручено возобновить старые связи и включиться в активную работу троцкистского центра.
«Томас» весьма бы­стро сблизился с наиболее важными деятелями троцкистского центра, наладил неплохие личные отношения с Львом Седовым и через кое-какое время занял в центре значительное положение.
Важнейшей задачей было получение доступа к информации, ко­торая поступала от Троцкого к Седову. Знать, какие инструкции и указания давал Троцкий сыну, рассматривалось в качестве первооче­редной цели. «Томас» постепенно добился того, что корреспонденция Л.Д. Троцкого до ее поступления к Седову стала попадать к нему. В результате была налажена ее перлюстрация, письма и документы фотографировались и отправлялись в Москву. Корреспонденция Троцкого иногда ложилась на стол руководству внешней разведки раньше, чем с ней успевал ознакомиться Седов.
Вследствие этого планы и деятельность Троцкого, в том числе и по засылке эмиссаров в СССР, его связи со сторонниками в стране, работа по созданию IV Интернационала вовремя становились известны советскому руководству.
Большой интерес проявляла советская разведка и к архивам самого Троцкого. Эти архивы были двух типов: личные, где сосредоточивались письма, статьи и другие материалы, связанные с официальной деятельностью Троц­кого, и оперативные архивы, где хранились документы, касающиеся нелегальных форм его текущей работы. Самый большой интерес для советской ре­зидентуры представляли оперативные архивы. Часть архивов Троц­кий сдал на хранение в иностранные университеты и библиотеки, а прочие, большей частью оперативные, сберегались в штаб-квар­тире Седова в Париже.
Афанасьев со своей группой с конца 1936-го до начала 1938 года провел ряд операций, в результате которых были успешно изъяты архив Троцкого, старый и новый текущие архивы Седова, архив Международно­го секретариата, который занимался созданием IV Интернационала, а в марте 1938 года был получен новый архив этого секретариата.
В захваченных документах была найдена переписка о состоянии работы в Со­ветском Союзе и Западной Европе, ряд шифрованных писем Седова к Троцкому о встречах и беседах с представителями троцкистских групп, приезжавшими из СССР, в том числе письма, написанные тай­нописью.
Среди этих документов находились также списки и адреса лиц в СССР, которые сотрудничали или намечались для привлечения к сотрудничеству с аппаратом Троцкого, инструкции ряду функцио­неров в других странах, планы мероприятий, записи бесед и др.
В ар­хиве Международного секретариата находился список адресов для нелегальной переписки с троцкистским активом во всех странах, с которыми он вел работу.
Используя полученные материалы была создана картотека, которая отражала актив международного троцкизма. Утрата архивов нанесла большой удар троцкистскому движению. Отдельные материалы были опубликованы в советской и зарубеж­ной прессе. Все это сыграло большую роль в компрометации троц­кизма, подрыве авторитета его руководителей, отходе от него значи­тельной части сторонников.
В 1938 году Борис Манойлович Афанасьев вернулся в Москву и продолжил работу в центральном аппарате. После войны выезжал в короткие загранкомандировки по «легальной» линии. Службу в разведке он закончил в качестве руководителя отдела в звании полковника.

Источники информации:

1. Примаков «История российской внешней разведки в 6-ти томах» том 3





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: