Исраэль Беер

Исраэль БеерОфициальная биография Исраэля Беера, истинную личность которого израильтяне так и не смогли установить, была, как оказалось, во многом придуманной. В соответствии с  личными показаниями Беера, он родился в Вене в 1912 году. Его родители эмигрировали в США, однако через некоторое время возвратились назад в Австрию.
Сам он изучал гуманитарные науки и германскую литературу в Венском университете, где, по его словам, учился у крайне известного в то время в театральных кругах Макса Рейнгарда.
В студенческие годы Беер увлекся социалистическими идеями и в начале 1930-х годов присоединился к группе студентов, которые выступали против федерального канцлера Австрии Энгельберта Дольфуса.
Получив после окончания университета степень доктора философии он работал режиссером в венском «Бергтеатре» и в то же время посещал занятия в знаменитой военной академии в Винер-Нойштадте. Кроме того, он также служил офицером в «Шуцбунде» — военной организации социал-демократической партии Австрии, которая была создана в 1923 году для противодействия вооруженным отрядам нацистов.
В 1934 году Беер участвовал в известном февральском мятеже «Шуцбунда», а в 1936 году уехал добровольцем в Испанию, где началась гражданская война. Так как он имел военную подготовку, то его на первых порах назначили инструктором, а вслед за тем командиром батальона в интербригадах. Там он познакомился со многими коммунистами, вместе с которыми принимал участие в боях при Мадриде, Гвадалахаре и Теруэле. После поражения республиканцев он возвратился в Вену, где увлекся идеями сионизма. В итоге в конце 1938 года Беер эмигрировал в Палестину и вступил в «Хагану».
Благодаря своим социалистическим взглядам, превосходному образованию и военному опыту Беер весьма скоро занял заметное место в руководстве еврейской общины в Палестине. Во время войны за независимость он стал самым молодым полковником израильской армии и был назначен заместителем начальника оперативного отдела генерального штаба. В это же время он близко сошелся с такими видными политическими и военными деятелями, как Давид Бен-Гурион, Шимон Перес, Шауль Авигур и другими. После завершения войны Беер стал военным советником премьер-министра Израиля Бен-Гуриона и, кроме того, занимал посты заместителя начальника военной разведки «Аман» и офицера связи между израильской и английской разведкой. В то же время он был одним из руководителей партии «Мапам», где руководил партийной службой безопасности.
В 1951 году, после того, как была отклонена его программа реформы армии, Беер вышел в отставку и начал заниматься политикой. В 1954 году он вышел из партии «Мапам» и присоединился к более центристской партии «Мапай», которую возглавлял Бен-Гурион. Несмотря на это, Беер сохранил добрые отношения с сотрудниками министерства обороны и имел доступ к любой сверхсекретной информации.
В 1955 году по настоянию Шауля Авигура Беер вернулся на работу в Министерство обороны, где фактически возглавил пресс-службу, а после этого приступил к написанию официальной истории войны за независимость. В итоге он получил возможность работать в архиве Министерства обороны и даже ознакомиться с личными дневниками Бен-Гуриона.
После войны 1956 года Беер вернулся в армию и стал сотрудником заместителя министра обороны Шимона Переса, который открыто покровительствовал ему. Благодаря поддержке Переса Беер был назначен членом двух комиссий министерства обороны:
— комиссии по подготовке военного положения;
— комиссии, расследовавшей деятельность министра обороны Израиля Пинхаса Лавона, который отдал приказ агентам «Аман» в Египте взорвать американские и английские военные объекты.
Перес до такой степени благоволил Бееру, что доверил ему выполнять контакты с западногерманской армией и разведкой, в том числе с министром обороны ФРГ Йозефом Штраусом и руководителем БНД генералом Рейнгардом Геленом.
Кроме того, Беер налаживал связи со шведской армией, а также работал в штабе НАТО. Он имел доступ на базы бундесвера, к планам работ израильских подрядчиков на НАТО и армию США, к планам строительства оборонных объектов, которые проводились израильской государственной компанией «Солель Боне» в Турции. Через нее же он был осведомлен и о планах строительства натовских ракетных объектов в той же Турции и в Греции.
Располагал Беер и доступом к материалам о ядерной программе Израиля. Дело в том, что когда 2 октября 1957 года между Израилем и Францией было подписано секретное соглашение о поставке Парижем ядерного реактора и специалистов для его монтажа, прямым куратором этого проекта был назначен Перес. Это обстоятельство дало Бееру возможность подробно ознакомиться с израильской ядерной программой, целью которой было создание собственной атомной бомбы.
Будучи главным военным историком министерства обороны, Беер также был и ведущим военным теоретиком Израиля. В 1959 году он возглавил первый в стране факультет военной истории в Тель-Авивском университете, где обучались высшие офицеры армии. Как военный эксперт Беер был известен далеко за границами Израиля. Так, он состоял в Международной ассоциации военных комментаторов, дружил с выдающимся английским военным историком Базилом Лиддел-Хартом. А официальные представители министерства обороны Франции открыто превозносили его глубокое понимание военных проблем.
Занимая настолько высокое положение, Беер бесспорно был самым бесценным и самым оберегаемым агентом советской внешней разведки в Израиле. Тем не менее и у него не получилось избежать провала.
Первые подозрения возникли у Шин Бет в 1956 году в связи с тем, что он, несмотря на неоднократные предостережения, часто общался с советскими представителями в Израиле. Они усилились осенью 1960 года, когда Беером заинтересовался руководитель израильской разведки «Моссад» Исер Харел. Основной причиной повышенного интереса Харела к Бееру стали его несанкционированные израильскими спецслужбами контакты с Геленом, а также частые посещения Восточного Берлина и Польши.
Харел поделился своими подозрениями с Бен-Гурионом, однако тот не придал его словам большого значения, сказав, что сполна доверяет Бееру. Тем не менее Харел установил за Беером наружное наблюдение, в ходе которого было обнаружено, что он в последнее время поменял свой обычный образ жизни. В частности, он начал часто бывать в ночных барах и клубах Тель-Авива, делал своим бесчисленным возлюбленным дорогостоящие подарки и вообще тратил больше денег, чем зарабатывал. Все это укрепило Харела в мысли, что Беер находится в состоянии стресса, который испытывают активно работающие агенты.
Наблюдение за Беером продолжалось, и 28 марта 1961 года сотрудники наружного наблюдения Шин Бет зарегистрировали контакт Беера с пресс-атташе посольства СССР Виктором Соколовым, установленным сотрудником советской разведки. В тот же день Беер был арестован. При обыске у него был изъят портфель с секретными документами, среди которых, в частности, находился детальный список израильских заводов, которые  производят военное снаряжение, а также выдержки из дневника Бен-Гуриона.
В ходе следствия было установлено, что биография Беера вплоть до 1939 года была сфальсифицирована. Израильтянам удалось установить, что некий Исраэль Беер на самом деле проживал в Австрии. Однако он был бедным студентом-евреем, никогда не состоял в «Шуцбунде», не учился в военной академии и не воевал в Испании. Более того, он бесследно исчез в 1938 году, именно тогда, когда его двойник отправился в Палестину.
Под давлением неопровержимых доказательств Беер признал факт сотрудничества с советской разведкой начиная с 1956 года. Однако на суде, который начался в июне 1961 года, он отрицал свою вину, утверждая, что сотрудничал с советскими дипломатами в интересах Государства Израиль из чувства патриотизма. При этом он заявил:
«По моему мнению, нужно было сделать все, чтобы Израиль не попал в зависимость от западных держав. Я верил в одно: Израиль должен быть союзником коммунистических стран».
Суд не принял доводы Беера и посчитал неопровержимыми доказательства его шпионской деятельности в пользу СССР. В результате он был осужден на 15 лет тюремного заключения. Находясь в тюрьме, Беер написал книгу «Проблемы безопасности Израиля», не потерявшую свою актуальность до сих пор, в которой доказывал вред односторонней ориентации Израиля на Запад. До самой своей смерти в тюрьме от сердечного приступа в мае 1966 года он продолжал настаивать, что был не шпионом, а патриотом Израиля, мечтавшим видеть свою страну не прозападной, а нейтральной.
Все, кто когда-либо говорили о нем, были твердо убеждены в том, что если бы Беер шпионил не в Израиле, а, к примеру сказать, в Великобритании или США, то он был бы знаменит гораздо больше, чем Ким Филби или Олдрич Эймс…

Источники информации:

1. Прохоров «Спецслужбы Израиля»





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: