Дело Петрова

Евдокия и Владимир Петровы
Евдокия и Владимир Петровы

В.М. Шорохов (в армии сменил фамилию на более «благозвучную» – Пролетарский, а перед командировкой в Швецию стал Петровым) освоил профессию шифровальщика, когда был призван на срочную службу в Красную Армию. Потом – работа во внешней разведке и командировка в Китай.
Е.П. Карцева (в замужестве Пролетарская-Петрова) начала свою карьеру в Специальной службе в середине 1920-х годов в японской секции Спецотдела. Она занималась расшифровкой японской дипломатической переписки. И достигла определенных успехов в этой сфере.
В 1942–1946 годах чета Петровых оказалась в Швеции. Он – в качестве шифровальщика и кассира, а она секретарем.
Пребывание Петровых в Швеции принесло массу неприятностей сотрудникам советского посольства. Петров постоянно писал доносы на коллег по резидентуре в Центр, зачастую  напивался. А еще у него был бурный роман с француженкой. Один раз местная полиция задержала его в состоянии сильного алкогольного опьянения. В тот момент при нем находились печать и ключи от сейфа .
Заместитель резидента внешней разведки в этой стране Зоя Воскресенская много раз просила Москву отозвать Петровых, но на ее просьбы Центр не реагировал…
Супруги Петровы были направлены на работу в Австралию в 1951 по приказу тогдашнего руководителя советских спецслужб Л. П. Берии. В то время Лаврентий Берия занимал пост заместителя Председателя Совета Министров СССР.
5 февраля 1951 года Петровы прибыли в Сидней.
Владимир Михайлович Петров, подполковник, кадровый офицер КГБ, занимал незначительную должность третьего секретаря советского посольства в Сиднее (по некоторым данным он совмещал обязанности третьего секретаря и резидента внешней разведки). Его жена, Евдокия  Петрова, также имела офицерское звание капитан и тоже работала в посольстве (якобы секретарем посла и бухгалтером).
После смерти Сталина в марте 1953 года Берия потерпел поражение в борьбе за власть в верхах советского руководства, был арестован и вскоре расстрелян. Были также расстреляны или отправлены в тюрьмы многие ближайшие сотрудники Берии, в аппарате госбезопасности началась «чистка» кадров.
Владимир Петров опасался, что его постигнет подобная судьба.
Петров чувствовал, что кольцо вокруг него сжимается и в качестве предупредительной меры он решил бежать из посольства. Чтобы осуществить это, Петров вышел на контакт с представителями Австралийской службы безопасности и разведки (ASIO и обратился с просьбой о политическом убежище в обмен на предоставление известных ему секретных сведений о действиях советской разведки на Западе.
Австралийская контрразведка приняла предложение Петрова. Подготовкой и организацией его побега занимался Майкл (Михаил) Бялогурский — врач-поляк, который ранее был тайным сотрудником ASIO и давно знал Петрова и о его настоящей профессии. В целях вербовки Бялогурский много раз приглашал Петрова на прогулки по злачным местам Канберры: ресторанам, барам и публичным домам.
Для организации побега Бялогурский познакомил Петрова с кадровым офицером Австралийской службы безопасности и разведки (ASIO)  Роном Ричардсом, который предложил Петрову политическое убежище, пенсию и 5000 австралийских фунтов единовременно в обмен на секретные документы посольства.
Побег офицера КГБ Владимира Петрова состоялся 3 апреля 1954 года – он был тайно перевезен в безопасное место сотрудниками ASIO. Петров не сообщил жене о своем побеге, видимо, собираясь бежать без неё
Долгое отсутствие Петрова и нежелание австралийских властей проводить его поиски вызвали обеспокоенность в посольстве СССР. Скорее всего поэтому жена Евдокия Петрова была сопровождена офицерами МВД к ожидающему их самолёту в Сиднее. Было неизвестно, действует ли Евдокия по личному желанию или же по принуждению.

ASIO  Вооруженные советские дипкурьеры тащат Евдокию Петрову к самолету в аэропорту Сиднея (19 апреля 1954 г.)

Тем не менее, сотрудники ASIO по связи с пилотом выяснили, что Евдокия разговаривала со стюардессой о своём желании пообщаться с мужем и обрести убежище в Австралии. Такая возможность ей была предоставлена.
Генеральному Директору по Безопасности Чарльзу Спрайу было доложено, что агенты МВД пронесли в самолет оружие и, в результате, по законам Австралии могут быть задержаны. Когда самолет приземлился для заправки в городе Дарвин, всех пассажиров попросили покинуть самолёт. Полиция, действуя по просьбе ASIO, задержала двух агентов МВД и доставила Евдокию к телефону. После разговора с мужем, она удостоверилась, что муж жив и попросила Администратора Северной Территории о предоставлении ей политического убежища.
При своем побеге Петров взял ряд документов, которые имели отношение к советской разведывательной деятельности в Австралии. Они анализировались парламентской комиссией, однако так и не были рассекречены австралийцами.
Супруги Петровы дали показания Королевской комиссии, в которых откровенно говорилось, что в течение многих лет правительство СССР, используя своё посольство в Канберре в качестве прикрытия, управляло шпионскими организациями в Австралии.
Информация Петрова помогла пролить свет на действия глубоко законспирированных советских агентов, известных как «кембриджская пятерка». В частности, Петров сообщил, что двое из уже проваленных агентов «пятерки», — Гай Берджесс и Дональд Маклин, — уже были вывезены в СССР и жили в Куйбышеве. Данные Петрова помогли в дальнейшем раскрыть т. н. третьего, которым оказался высокопоставленный офицер британской разведки Ким Филби.
С помощью Петрова было раскрыто более 600 советских агентов…
Дело Петрова вызвало бурные споры в Австралии, когда была замечена связь между лидером Австралийской лейбористской партии и Коммунистической партии Австралии (и, следовательно, связь с советской шпионской сетью). Г. В. Эватт, лидер Лейбористской партии в то время, обвинил премьер-министра Роберт Мензис в организации бегства Петрова, чтобы дискредитировать его. Эти обвинения привели к катастрофическому расколу в Трудовой партии.
Показания Петрова предоставили информацию о структуре советского разведывательного аппарата в середине 1950-х. Она была до такой степени ценной, что репутация Австралийской службы безопасности и разведки (ASIO) в глазах Соединенных Штатов значительно улучшилась.
Петровы натурализовались в Австралии и получили имена Свен и Мария Анна Эллисон. В 1956 году они опубликовали книгу «Империя страха», вышедшую одновременно в Нью-Йорке и Лондоне.
Оставшиеся годы жизни перебежчики прожили в Бентли, пригороде Мельбурна. Полагают, что все это время за ними присматривала ASIO. Их жизнь трудно назвать счастливой. У нее в Советском Союзе осталась семья, с которой она так и не смогла встретиться.
Владимир Петров скончался в 1991 году на 84-м году жизни.
Евдокия Петрова умерла 19 июля 2002 года в возрасте 88 лет. О ее смерти пресса узнала лишь через неделю. Соседи говорят, что она была приветливой женщиной, но вела замкнутый образ жизни…

Источники информации:

1. Дегтярев «Энциклопедия спецслужб»
2. сайт Википедия




Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Дело Петрова: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: