Агент «Беер»

Бертольд Карлович Ильк
Бертольд Карлович Ильк

Бертольд Карлович Ильк родился в Австро-Венгрии в 1896 году. Юрист по образованию, окончил в Вене гимназию и внешнеторговую академию.
Владел немецким, польским, английским и русским язы­ками.
Был арестован в 1921 году в Германии как большевик, однако скоро был выпущен, в 1925 году опять-таки попал в тюрьму в Венгрии, через год бежал и перебрался в СССР.
Через некоторе время он был принят на работу в советскую разведку под псевдонимом «Беер».  Руководство ИНО ОГПУ при приеме решения о направлении Беера в Германию для орга­низации разведывательной работы учи­тывало наличие негативных факторов с точки зрения безопасно­сти, однако в то же время принимались во внимание профессиональные и личные качества будущего руководителя нелегальной организа­ции: опыт подпольной работы, хорошее знание ситуации в Герма­нии и соседних странах, выдающиеся организаторские способ­ности.
У Беера было очень нелегкое задание — организовать первую в истории советской внеш­ней разведки нелегальную резидентуру — подпольную организацию, которая будет способна вести разведывательную работу в нескольких странах, в своеобразном «треугольнике»: Балканы (Белград, София, Буха­рест) — балтийское направление (Варшава, Прибалтика, Хельсинки) — западное направление (Париж, Лондон и некоторые сопредельные страны).  А центром этого невидимого «треугольника» должен был стать Берлин.
Дело в том, что с территории Германии можно было попасть в любую из этих стран в буквальном смысле слова за считанные часы. Наряду с тем, на территории Германии находились многочисленные эмигрантские организации.  Также бралось в расчет и то, что немецкий административно-полицейский режим тех лет был не очень строгим и разрешал лицам различных нацио­нальностей свободно посещать страну.
Первым делом Бееру необходимо было закрепиться в стране и устроиться на подходящую работу.  Использовав свои давние связи, он вступил в контакт с немцем — владельцем фабрики игру­шек. Спустя некоторое время Беер внес свой пай и сделался совладельцем дела — управляющим делами фирмы. Однако фактически всю главную работу выполнял его компаньон, а Беер получил возможность активно заниматься созданием резидентуры.
В соответствии с разработанным в Центре планом к Бееру планировался приезд помощников, которые должны были отвечать за работу отдельных направлений. Из-за того, что в Центре иногда не было возможности для снабжения командируемых со­трудников надлежащими документами, резидент мно­го времени уделял поиску людей, через которых можно было полу­чить нужные паспорта.
Огромные усилия направлял Беер также на приобретение источников необходимой ин­формации. И уже в июне 1928 года он отправил первое секретное донесение в Москву об экономическом положении некоторых Прибалтийских стран и другие сведения, в том числе список чиновников служб безопасности.
В конце 1929 года резидентура Беера уже имела до сорока аген­тов, причем 10 из них были источниками особо важной инфор­мации.
Что касается структуры, то резидентура состояла из автономных оперативных групп, которыми руководили помощники резидента или старшие групп. Сам Беер в одном из своих писем в Центр дает такую характеристику резиденту­ре:
«В построение моей организации я заложил основной принцип, заключающийся в том, что отдельные группы абсолютно не связаны друг с другом, что совершенно исключает возможность провала од­ной группы через другую. Эта строгая конспиративность последо­вательно проведена мной и в рамках каждой группы. Так, например, в группе «Гофмана» о существовании другой группы ничего не знают. Таким же образом в центральном аппарате резидентуры курьер, явоч­ные и адресные пункты абсолютно законспирированы друг от друга.
Более того, для каждой из моих групп имеются отдельные курьеры, разные адреса и явочные пункты».
Заместителем у Беера был «Юлиус» — Вайнштейн (Гучков) Мориц Иосифович, 1901 года рождения, выходец из Лат­вии.
В 1924 году он закончил правовое отделение факультета общественных наук МГУ. Кроме обязанностей заместителя резидента Юлиус еще имел на связи группу агентов в Германии, руководил агентурой, которая работала в Англии и отвечал за работу по «еврейской линии» (приобрете­ние источников, вспомогательных агентов и пр. из числа лиц еврей­ской национальности).
Помощник резидента Барт находился в Риге и вел работу с источниками, работавшими в Латвии и других прибалтийских странах. Он был выходцем из Латвии, имел степень доктора экономики.
Работу в Польше возглавлял немецкий гражданин, родственник компаньона Беера по кличке «Мальц».
В Данциге работу вел «Иос», подданный Великобритании, студент Данцигского политехникума.
Рабо­ту по украинским националистам возглавлял помощник резидента, имевший псевдоним «Игорь».
Балканская линия замыкалась напрямую на резиденте.
Кроме вышеупомянутых направлений также существовали некоторые источ­ники, которые  работали во Франции, США и некоторых других странах.
В английскую группу входил заведующий отделом одного из министерств Англии. От него поступала закрытая информация, в том числе имевшая отношение к Советскому Союзу. В группе также работали личный секретарь председателя и сотрудник секретариата заместителя председателя одной из политических партий Англии. От этих двух источников был получен большой объем политиче­ской информации, которая имела отношение не только к деятельности партии, но и к Министерству иностранных дел и самому Кабинету министров.
По польской проблематике успешно работал бывший офицер польской разведки. Через свои связи в польских спецслужбах он добывал крайне полезную информацию о наиболее активной антисоветской части эмиграции из России и Украины, которая была связана с поль­скими разведывательными органами.
Основательная информация поступала от источника АА/30, который был сотрудником польского посольства в Берлине. От него шли до­кументы о развитии польско-германских отношений, протоколы пе­реговоров, сведения, которые касались контактов с Англией, Францией, другими странами, а также инструкции польского Министерства иностранных дел своим посольствам в Европе.
Огромную и значительную работу проводил источник АА/36, который работал в аппарате Министерства иностранных дел Польши. Он имел отношение к подготовке совершенно секретных документов для правительства своей страны. Копии этих документов систематически поступали в резидентуру и направлялись в Москву.
По Германии чрезвычайно энергично вел работу источник АА/29 — немецкий журналист, который имел обширные связи в высших кругах немецкого общества. У него получалось добывать секретную информацию о внутри­политической ситуации в стране, опасных формах проявления нацио­нал-социалистского движения и связях его лидеров с руководством крупных немецких банков и концернов. Оживленно работал и источник АА/8, связанный с паци­фистским движением в Германии и располагавший возможностью систематически посещать другие страны. Через своих друзей — газетчиков и писателей  — он добывал заслуживающую внимания информацию, свя­занную с развитием политических процессов на Европейском кон­тиненте.
Ценным источником был также АА/31 — сотрудник одного из влиятельных рижских журналов. Используя свои связи в правительственных кругах, он добывал информацию о деятельности западных спецслужб в Латвии, Эстонии и Финляндии, целью которых было использование этих стран в качестве плацдарма для подрывной рабо­ты против СССР.
У резидентуры были также агенты и в среде русских белоэмигрантских организаций. Каждая группа имела несколько конспиративных квартир, пунк­тов связи, одного-двух курьеров или связников. Источник, в основном, замыкался на одну из каких-либо квартир или передавал материалы через определенный пункт связи. Курьеры и связники поддерживали контакт только с руководителем группы и других членов резидентуры не знали.
Тем не менее правила конспирации иног­да нарушались, что впоследствии привело к провалу нескольких агентов.
К слову, громоздкость резиден­туры стала большим тормозом в совершенствовании ее деятельности.  Крупной нелегальной организацией, которая действовала в 15 странах и насчиты­вала около 50 сотрудников, было просто нельзя результативно управлять. Поэтому в середине 1930 года Центр пришел к выводу о необходимости разукрупнения резидентуры. В результате было принято решение выделить польско-при­балтийскую сторону «треугольника» в независимую нелегальную организацию, поставив во главе ее кадрового сотрудника ИНО, разведчика-нелегала Ивана Николаевича Каминского по кличке Монд.
А главной задачей резиден­туры Беера стала работа по Германии, Англии и Франции.
В 1931-1932 годах в резидентуре Беера случилось несколько провалов агентуры, а в феврале 1933 года Центр принял решение о ее расформировании. Беер был отозван в Москву…
Бертольд Карлович Ильк отработал за границей пять с полови­ной лет, отдал много сил решению поставленных перед ним задач. В дальнейшем опыт его работы весьма пригодился при организации новых нелегальных резидентур.

Источники информации:

1. Примаков «История российской внешней разведки в 6-ти томах» том 2





Поделитесь статьей

Оцените статью

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Случайные записи: